Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






КОГДА БОЛЕЮТ ДЕТИ НАДО УПОВАТЬ – НА ПОМОЩЬ БОЖИЮ.


 

Я рано вышла замуж. Вера в Бога у меня была, но работа, домашние заботы, повседневная суета -- отодвинули веру на второй план. Я жила, не обращаясь к Богу с молитвой, не соблюдая Постов. Проще сказать: я -- ОХЛАДЕЛА к вере. Мне даже в голову не приходило, что Господь услышит мою молитву, если я обращусь к Нему.

 

Жили мы в Стерлитамаке. В январе заболел младший ребенок, мальчик пяти лет. Пригласили доктора. Он осмотрел ребенка и сказал, что у него дифтерит в острой форме, назначил лечение. Ждали облегчения, но его не последовало. Ребенок ослабел. Он уже никого не узнавал. Лекарства принимать не мог. Из груди его вырывался страшный хрип, который слышен был по всей квартире. Приезжали два доктора. Печально посмотрели на больного, озабоченно поговорили между собой. Было ясно, что ребенок не переживет ночи. Я ни о чем не думала, механически делала все нужное для больного. Муж не отходил от постели, боясь пропустить последний вздох. В доме все стихло, только раздавался страшный свистящий хрип.

 

Ударили в колокол к вечерне. Почти бессознательно я оделась и сказала мужу:

- Я пойду попрошу отслужить молебен о его выздоровлении.- Разве ты не видишь, что он умирает? Не ходи: он кончится без тебя.

- Нет, - говорю, - я пойду: церковь близко. Вхожу в церковь. Навстречу мне идет отец Стефан.

- Батюшка, - говорю ему, - у меня сын умирает от дифтерита. Если не боитесь, отслужите у нас молебен. - Мы обязаны напутствовать умирающих всюду. Сейчас я к вам приду.

Вернулась я домой. Хрип по-прежнему раздавался по всем комнатам. Личико совсем посинело, глазки закатились. Я дотронулась до ножек: они были совсем холодные. Больно сжалось сердце. Плакала ли я, не помню. Я так много плакала в эти страшные дни, что, кажется, и слезы все выплакала. Зажгла лампадку и приготовила необходимое.

Пришел отец Стефан и начал служить молебен. Я осторожно взяла на руки ребенка вместе с перинкой и подушкой и вынесла в залу. Мне было слишком тяжело стоя держать его, и я опустилась в кресло.

Молебен продолжался. Отец Стефан открыл Евангелие. Я с трудом встала с кресла. И свершилось чудо. Мальчик мой поднял голову и слушал Божие слово. Отец Стефан кончил читать. Я приложилась; приложился и мальчик. Он обвил ручонкой мою шею и так дослушал молебен. Я боялась дышать. Отец Стефан поднял Святой Крест, осенил им ребенка, дал ему приложиться и сказал: "Выздоравливай!"

 

Я уложила мальчика в постель и пошла проводить батюшку. Когда отец Стефан уехал, я поспешила в спальню, удивляясь, что не слышу обычного хрипа, надрывающего душу. Мальчик -- тихо спал. Дыхание было -- ровным и спокойным. С умилением опустилась я на колени, благодаря Милостивого Бога, а затем и сама уснула на полу: силы оставили меня.

На другое утро, лишь ударили к заутрене, мальчик мой поднялся и чистым, звучным голосом сказал:

- Мама, что это я все лежу? Мне надоело лежать!

Возможно ли описать, как радостно забилось мое сердце. Сейчас же согрели молока, и мальчик с удовольствием его выпил. В 9 часов в залу тихо вошел наш доктор, посмотрел в передний угол и, не увидев там стола с холодным трупиком, окликнул меня. Я веселым голосом отозвалась:

- Сейчас иду. - Неужели лучше? - удивленно спросил доктор.

- Да, - ответила я, здороваясь с ним. - Господь явил нам чудо.

- Да, только чудом мог исцелиться ваш ребенок.

Через несколько дней отец Стефан служил у нас благодарственный молебен. Мальчик мой, совершенно здоровый, усердно молился. По окончании молебна отец Стефан сказал: -- Вам описать этот случай.

 

Искренне желаю, чтобы хоть одна мать, прочитавшая эти строки, в час скорби -- не впала в отчаяние, а СОХРАНИЛА веру -- в великую Милость и любовь Божию, в благость неведомых путей, которыми ведёт нас Промысл Божий.

ОБЕТ БОГУ.

 

Я поехала в гости к дочке в город Хабаровск в 1999 году и там неожиданно заболела, да так, что лежала в постели не вставая. Покушать на кухню водили под руки. С каждым днём мне становилось всё хуже и хуже, я теряла последние силы и ничто мне не помогало. Терялась надежда на выздоровление.

У дочери на стене висели иконы Спасителя, Божией Матери и многих святых. Я им часто молилась и как-то раз в душевном порыве дала Господу твердое обещание, что, если встану на ноги, буду всю жизнь, каждый день ходить в храм.

 

Бог меня услышал. Я начала быстро -- Поправляться и скоро стала ходить, сначала с костылями, потом без них. Вернулась к себе домой в Саров и вот уже в течение пяти лет сама, без костылей и всякой помощи самостоятельно хожу каждый день в храм.

 

Я сама убедилась в том, что если дать Богу какой-либо -- благочестивый Обет, имея твердое намерение его непременно выполнить – то тогда Бог нас слышит и исполняет наши просьбы! Господь нас наказывает за наши Грехи, но Он же и исцеляет, нужно только просить Его и не грешить. Слава Богу за все! Лидия, г. Саров.

 

НЕМЫТАЯ ПОСУДА.

 

А к Богу я пришла через -- грязную посуду, как бы это нелепо ни звучало. Но всё так и было. Многие женщины поймут меня, потому что часто бывают в подобной ситуации. Женщины выматываются на работе, потом обегают магазины в поисках продуктов для семьи, и как выжатый лимон, с полными сумками приходят домой. На пороге их ждут домочадцы со своими проблемами. Кто-то кого-то не слушается, у кого-то не решается задачка или двойка по иностранному языку. И всё это обрушивается на вас, не давая опомниться. Но вы, как опытный вратарь, отбиваете все мячи. На ходу примиряете враждующие стороны; заглядываете в тетрадь и указываете на ошибку, успокаиваете, и проходите на кухню с сумками. И... Это уже выше ваших сил! Видите гору -- грязной посуды. Всё это переполняет чашу вашего терпения. Вы бросаете обвинения домочадцам, но основной гнев падает на посуду.

 

Вы начинаете мыть её, но с такой ненавистью, будто это она – немытая посуда – является причиной всех ваших бед. В этот момент вы так несчастны и больны, нервы так напряжены, что достаточно искры, чтобы вы взорвались, как бочка с порохом, и разнесли всё вокруг. Домашние слышат, как вы гремите посудой, и не суются на кухню. В этом же состоянии вы начинаете готовить ужин. Но, разумеется, с таким настроением здоровую пищу -- не приготовишь. Что же ест ваша семья за ужином? Вашу злобу, усталость, обиду, раздражение. В результате за столом -- все переругались, ужин остался недоеденным, а утром все жаловались на тяжесть в желудке и бессонную ночь.

 

Я стала задумываться, почему грязная посуда доводит меня до того, что я теряю контроль над собой. Неужели грязная посуда имеет надо мною такую власть? Конечно же нет. Разве она виновата, что валяется грязная и никому не нужная? А что если пожалеть её ? Ведь ей так плохо. Её никто не любит. В следующий раз я, сделав над собой усилие и смирив свой гнев, подошла к мойке, взяла в руки чашку и начала мыть, приговаривая: «Маленькая ты моя, хорошая моя, дай-ка я тебя умою, и утру, и уберу. Никто-то тебя не любит, не жалеет, крошечку». Так я перемыла всю посуду, убрала на место. Я поняла, что успокоилась.

 

На следующий день я мыла посуду уже -- с удовольствием. Через три дня – с неким умиротворением. А через неделю случилось чудо. Я подошла к мойке, протянула руки к посуде и... замерла на месте. ...Наверно, многие из вас подумали, что я обнаружила пустую мойку – посуду наконец-то вымыли дети, потому что заметили, как мне это нравится теперь делать. Так получился бы ещё один рассказ на темы воспитания, не очень, правда, похожий на реальную жизнь. Но в тот момент, о котором я говорю, произошло нечто гораздо более важное – для меня, для всей моей будущей жизни. Я сейчас даже не могу описать того, что я испытала в тот миг. Очень редко, но так случается: это одновременно и блаженство, и покой, и радость. На меня вдруг сошла любовь. И такая, что я едва могла её вместить. Я задумалась: что это? Ведь не немытая же посуда испытывает ко мне чувство благодарности...

 

С этого времени я стала внимать себе. Старалась -- не раздражаться, не повышать голос. Делать всё с любовью. И со мной стали происходить удивительные вещи. Я ПЕРЕСТАЛА -- «Выматываться», настроение стало ровным. В минуты покоя меня стало посещать удивительное ощущение, что меня кто-то любит. Любит меня всю, со всеми моими странностями и недостатками, слабую и беспомощную, одинокую и несчастную. Кто же был этот «он»? Я искала ответ в себе. И ответ пришёл из глубины моего сознания, но при этом всё же – извне. Это – Бог. И когда я узнала ответ, то поняла, что знала это всегда. С нами так бывает. Мы ищем ответ, а потом оказывается, что знали его всегда, ещё с детства. Знали, но забыли. И ещё я узнала, что Бог есть Любовь. С этого момента я начала искать Бога. И вся моя дальнейшая жизнь наполнилась иным смыслом.

...А началось всё с грязной посуды.

О ЦЕРКОВНЫХ ПОМИНАНИЯХ.

 

Одна женщина каждую неделю заказывала по две просфоры в день -- одну за здравие её знакомых и родственников, а другую -- за упокой. Одна из прихожанок того храма поправила её: "Зачем тебе тратить деньги, достаточно заказывать только просфору о здравии". С тех пор женщина стала заказывать только просфору за здравие.

После этого ей приснился сон: как она стоит в Троицком соборе в Риге на службе - и к ней вдруг выходит митрополит Рижский и Латвийский Леонид, позвал её к себе и говорит: "Посмотри сюда!". Она заглянула в алтарь и видит, что у жертвенника СТОЯТ -- больше ста человек, протянувших руки к небу и молящих Бога помиловать их. Владыка Леонид указал ей на этих людей и сказал: -- Просфора пятьдесят копеек стоит, а сто двадцать деловек ЖДУТ её -- дожидаются.В её записках за упокой как раз -- сто двадцать человек указаны были. За всех них священники вынимали частички каждый день.

 

И женщина снова стала заказывать по две просфоры.

За наши молитвы и милостыни, души тех, кто после смерти тела -- попал в ад, ПОЛУЧАЮТ -- ПРОЩЕНИЕ грехов, избавляются -- от Ада. А если душа попала -- в Рай, то этой душе ещё большее блаженство явлено бывает.

 

РУССКАЯ МАДОННА.

 

Об этом потрясающем случае помнят все в Жировицах, где в Успенском монастыре в Белоруссии служит мой сын Петр.

Когда в Великую Отечественную войну немцы стояли в монастыре, в одном из храмов сделали склад оружия. Заведующий этим складом был поражен, когда увидел, как неожиданно появилась Женщина, одетая как монахиня, и строго сказала по-немецки:

-- Уходите отсюда, иначе вам будет плохо...

Он хотел Её схватить -- не получилось. Она в церковь зашла -- и он зашел за Ней. Поразился, что Её нет нигде. Видел, слышал, что зашла в храм, -- а нет Её Не по себе ему стало, перепугался даже. Доложил своему командиру, а тот говорит: -- Это партизаны, они такие ловкие! Если ещё раз появится -- взять!

 

Дал ему двоих солдат. Они ждали - ждали, и увидели, как Она вышла снова, опять те же требовательные слова говорит заведующему воинским складом:

-- Уходите отсюда, иначе вам будет плохо...

И уходит обратно в церковь. Немцы хотели Ее взять -- но НЕ СМОГЛИ даже сдвинуться с места, будто примагниченные. Когда Она скрылась за дверями храма -- они бросились за Ней, но снова её не смогли найти. Завскладом опять доложил своему командиру, тот ещё двоих солдат дал и сказал:

-- Если появится, то стрелять по ногам, только не убивать -- мы Её допросим.

 

Ловкачи такие! И когда они в третий раз встретили Её, то начали без предупреждения стрелять по ногам. Пули бьют точно по ногам, а Она -- как шла, так и идёт, и крови нигде не видно. Человек бы не выдержал таких автоматных очередей -- сразу бы свалился. Тогда они -- испугались. Доложили командиру, а тот говорит: -- это наверное, Русская Мадонна...

Так немцы называли Царицу Небесную. Поняли, тогда немцы, Кто повелел им покинуть осквернённый храм в Её монастыре. Пришлось немцам убирать из храма склад с оружием. Матерь Божия защитила своим предстательством Успенский монастырь и от бомбёжки. Когда наши самолеты бросали бомбы на немецкие части, расположившиеся в монастыре, бомбы падали, но ни одна не взорвалась на территории.

 

И потом, когда прогнали фашистов и в монастыре расположились русские солдаты, немецкий лётчик, дважды бомбивший эту территорию, видел, что бомбы упали точно, и взорвались везде -- кроме монастырской территории.

Когда война кончилась, этот лётчик СПЕЦИАЛЬНО -- ПРИЕЗЖАЛ в монастырь, чтобы понять, что это за территория такая, что за место, такое -- особенное, которое он дважды бомбил, особенно старался -- во второй раз разбомбить -- и ни разу ни одна бомба точно упавшая на монастырь – НЕ ВЗОРВАЛАСЬ.

А место это Благодатное. Оно -- НАМОЛЕННОЕ, вот Господь и не допустил, чтоб был -- РАЗРУШЕН этот остров Веры. И если бы мы все были настоящими верующими – то вся наша матушка Россия – жила бы спокойно и хорошо и никакая бы бомба нас не взяла, никакая! И «Бомбы» с Духовной Заразой – порнухой, пошлостью и насилием по телевидению и интернету -- тоже бы Вреда не причинили.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.