Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ВИДЕНИЕ ОБИТЕЛЕЙ ЦАРСТВА БОЖИЕГО.


 

Многие из угодников Божиих были Духом Святым -- восхищены в Рай и из него проникли на Небо, в небеса небес, к само­му Престолу Господа, окруженного пламенными Серафи­мами и Херувимами. Так, преподобный Симеон Дивного­рец видел в Раю чудные сады, видел там душу праотца Адама и душу благоразумного разбойника, введенного Богом в Рай по искуплении.

 

Из известных нам видений святых отцов, видивших Рай, особенной подробностью отличается видение святого Андрея, Христа ради юродивого, длившееся две недели.Он поведал сота­иннику своему Никифору об этом видении следующее: «Я увидел себя в Раю прекрасном и удивительнейшем и, размышлял: что это?.. Знаю, что живу в Константинополе, как же очутился здесь, — понять не могу. Я был в недоумении: в теле ли я, или вне тела — Бог знает это.

Но видел себя облеченным в светлое одеяние, как бы сотканное из молний, венец был на гла­ве моей, сплетенный из великих цветов, и я был опоясан поясом царским. Радуясь этой красоте, дивясь умом несказанному благолепию Божия Рая, я ходил и веселился.

В Раю были многие сады с высокими де­ревьями; они колебались вершинами своими и радовали зрение; от ветвей их исходило великое благоухание. Од­ни из деревьев непрестанно цвели, другие украшались златовидными листьями, иные имели на себе различные плоды несказанной красоты и приятности. Невозможно те деревья уподобить ни одному дереву земному: Божия рука, а не человеческая насадила их.

Птиц в этих садах было бесчисленное множество: иные сидели на ветвях райских деревьев и пели прекрасно; от сладкого пения их я не помнил себя — так услаждалось мое сердце; и казалось мне, что глас пения их достигал даже до высо­ты небесной. Стояли те прекрасные сады рядами, как бы полк против полка.

 

Я ходил между деревьями и увидел реку великую, текущую посреди них. На другом берегу был виноградник, которо­го лозы, украшенные златыми листьями и златовидными гроздьями, широко раскидывались. Дышали там от четы­рех стран ветры тихие и благоухающие, от их дыхания колебались сады, производящие дивный шум листьями своими».

Так как святой Андрей был восхищен не только в Рай, но, подобно святому апостолу Павлу, и до третьего неба, то вслед за вышеприведенным повествованием о рае, он продолжал сказание так: «После этого напал на меня ужас, и я ощущал, что стою превыше небесной тверди. Юноша с лицом подобным солнцу предшествовал мне. Я последовал за ним, и вот -- увидел Крест прекрасный и великий, видом похожий на радугу. Вокруг него стояли певцы огнезрачные, как пламень, и пели песнь сладкую, прославляя Господа, распявшего­ся на кресте. Предшествовавший мне юноша приступил ко Кресту, и подал мне знак, чтобы я сде­лал то же: я припал ко Кресту, со страхом и радостию великою, и усердно лобызал его. В то время, как я его лобызал, насытился духовной неизреченной сладости и обонял большее благоухание, нежели в раю. Миновав Крест, я посмотрел вниз и, увидев под собою бездну, -- потому что мне казалось, что я хожу по воз­духу, -- начал пугаться и возопил к водившему меня: «Боюсь, чтобы мне не низвергнуться в глубину!» Он, об­ратясь ко мне, сказал: «Не бойся, нам должно взойти вы­ше», -- и подал мне руку. Когда я схватился за его ру­ку, — мы очутились выше второй тверди; я увидел там дивных мужей и покой их, и радость праздника их, неиз­глаголанного языком человеческим.

 

После сего мы вошли в чудный пламень, который нас -- не опалял, но только просвещал. Я начал ужасаться, и опять руководивший меня обратился ко мне и подал мне руку, говоря: «Нам должно взойти и еще выше». С этим словом мы очутились выше -- Третьего Неба, где я услышал множество небесных Сил, поющих и славословящих Бога.

Мы пришли пред завесу, блиставшую как молния, пред которою стояли страшные великие юноши, подоб­ные пламени огненному; лица их сияли паче солнца, и в руках их было огненное оружие; кругом со страхом предстояло бесчисленное множество небесного воин­ства. Руководивший меня юноша сказал мне: «Когда отымется завеса и увидишь Владыку Христа, тогда по­клонись Престолу славы Его».

 

Услышав это, я вострепетал и возрадовался; меня объяли ужас и неизъяснимая радость; я стоял и смотрел, когда отымется завеса. Ее отъяла некая пламенная рука, и я увидел Господа моего, как некогда Исаия пророк, си­дящего на Престоле высоком и превознесенном, окру­женного Серафимами. Он был облечен в багряную одеж­ду, лицо Его сияло -- неизреченным светом, и Он с любо­вию обратил ко мне Свои очи.

Увидев Его, я пал пред Ним и на лицо свое, поклоня­ясь пресветлому и страшному Престолу славы Его. Ка­кая же тогда от видения лица Его объяла меня радость, того невозможно выразить, так что и ныне, поминая это видение, исполняюсь неизреченной сладости. В трепете лежал я пред Владыкою, удивляясь Его мило­сердию, что попустил мне, грешному и нечистому чело­веку, прийти пред лице Его и увидеть Божественную ле­поту Его.

 

Я исполнился умиления, размышляя о моем недосто­инстве и величии моего Владыки, и повторял в себе сло­ва пророка Исайи: «О, окаянный аз, яко сподобихся, че­ловек сый и нечисты устне имый, Господа моего очима моима видети!» (Ис. 6, 5). И услышал я, что премилосердый Творец мой изрек ко мне пречистыми и сладчайшими устами Своими три Божественные слова, которые столько усладили мое сердце и столько разожгли любовию к Нему, что я весь таял, как воск, от действия теплоты духовной, и испол­нились надо мной слова Давида: Бысть сердце мое, яко воск тая посреди, чрева моего.

Потом все воинства небесные воспели песнь предив­ную и неизреченную. После этого, не знаю как, я очу­тился опять ходящим по раю. Пришла мне потом мысль, что я не видел Госпожи Пресвятой Богородицы; и вот вижу некоего мужа, светлого как облако, несущего крест и говорящего мне: «Ты захотел видеть здесь Пре­святую Царицу Небесных Сил? Ныне нет Ее здесь. Она ушла в многобедственный мир помогать человекам и утешать скорбящих. Я показал бы тебе Ее святое место пребывания, но теперь уже не время: тебе должно возвратиться туда, откуда ты пришёл, -- так повелевает Владыка».

 

ВАЖНОСТЬ ПОМИНОВЕНИЯ УМЕРШИХ.

 

Святая Православная Церковь, как благопопечитель­ная мать, заботится о своих чадах, при жизни испрашива­ет им у Бога здоровья, во всем благопоспешества и остав­ления грехов, и по смерти возносит о них частые моления к Богу, например, на полунощнице, утрени, вечерни и по­вечерии она просит о прощении грехов и упокоении их со святыми. Но особенно на Божественной Литургии святая Цер­ковь вопиет к Богу за умерших, твердо веруя, что Чест­ною Кровию Божественного Искупителя нашего Господа Иисуса Христа отмываются грехи всех поминавшихся за Литургией.

 

Это поминовение важно в течение первых сорока дней по кончине, потому что в со­роковой день изрекается определение Божие о душе, ре­шающее участь её до Страшного Суда. Потому-то и требуется служить и заказывать о скончавшихся «сорокоус­ты и подавать милостыню». Важность и сила этого поминовения засвиде­тельствована многими примерами не только в житиях святых, но и в устных и письменных сообщениях от начала христианства и до нашего времени.

 

Однажды великий подвижник св. Макарий Египет­ский, идя в пустыне, увидел человеческий череп на доро­ге. «Когда я, — говорит он, — дотронулся до черепа паль­мового палкою, то он что-то сказал мне. Я спросил его: « Кто ты? – Череп отозвался:

-- Я был начальником языческих жрецов.

-- Ну и какого вам, язычникам, на Том Свете? – спросил Макарий.

Мы в огне, -- отвечал череп, -- пламя ОХВАТЫВАЕТ нас с ног до головы, и мы -- не видим друг друга; но когда ты молишься о нас, тогда мы -- начинаем видеть немного один другого, и это доставляет нам отраду.

 

В Прологе повествуется, что у блаженного Луки был родной брат, который и по вступлении в монашество мало заботился о душе своей. В состоянии та­кой беспечности постигла его смерть. Блаженный Лука, скорбя, что брат его не приготовился к смерти как должно, молил Бога открыть его участь.

Однаждывидит старец душу брата во власти злых духов и тотчас после видения посылает осмотреть келью его. Посланные нашли там деньги и вещи, из че­го старец уразумел, что душа его брата страдает, меж­ду прочим, за нарушение обета нестяжания. Все най­денное старец раздал нищим за упокой души его.После, во время молитвы, старцу открылось в виде­нии судилище: Ангелы света спорят с духами злобы о душе усопшего брата.

 

Старец слышит вопль злых ду­хов: «Душа наша, она творила дела наши!». Но Ангелы говорят им, что она избавляется от их власти милосты­нею, -- розданною за неё. На это духи злобы возразили: «Разве усопший раздал милостыню? Не этот ли ста­рец?» -- и указали на блаженного Луку. Подвижник отвечал: «Да, я сотворил милостыню, но не за себя, а за сию душу». Поруганные духи, услышав ответ старца – рассеялись.

 

В житии преподобной игумений Афанасии мы нахо­дим следующее повествование. Игумения Афанасия пе­ред смертью своей завещала сестрам своего монастыря кормить нищих в намять ее до сорока дней. Между тем, сестры приглашали нищих лишь десять дней, а затем, по нерадению, не исполнили завещания своей бывшей на­чальницы. И что же? Игумения Афанасия явилась сест­рам, говоря: «Да будет всем известно, что творимые до сорока дней за душу усопшего милостыни и питание ал­чущих умилостивляют Бога. Если грешны души усоп­ших, то через это они получают от Господа отпущение грехов; а если праведны, то благотворительность и милостыня за них служит ко спасению благотворителям.

 

Один из афонских подвижников открыл святогорцу, отцу Серафиму, следующее: «Причиной мо­его вступления в монашество было видение во сне За­гробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я вижу двух юношей, вошедших ко мне. Они взяли меня за руки и сказали: «Следуй за нами!»

Я, не чувствуя бо­лезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало -- спокойно на постели. Тогда я понял, что оставил -- земную жизнь и должен явиться в Загробный мир. В лице юношей я узнал Ангелов, с которыми и отпра­вился. Мне показаны были -- огненные, страшные места мучений; слышал я там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне за какой грех какое назначено огненное место, при­бавили: «Если и ты не бросишь своих привычек к гре­ховной жизни, то -- вот и твоё место наказания!»

Затем, один из Ангелов взял из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы -- и вместе с ними ис­чезла вся его чернота: он стал чист и светел, как ангел. Потом Ангелы облекли его в блестящие одеяние.

«Что значит это -- изменение сего человека?» -- Решил­ся я спросить Ангелов. «Это Грешная душа, -- отвечали Ангелы, -- была ОТЛУЧЕНА от Бога за свои ГРЕХИ и долж­на была Вечно гореть в пламени; между тем, родители этой души -- ПОДАВАЛИ много милостыни, сами МОЛИЛИСЬ и делали час­тые поминовения -- за Литургиями, отправляли панихиды, и вот ради Родительских молитв и молитв святой Церк­ви, Бог умилостивился и грешной душе -- даровано Прощение. Она ИЗБАВЛЕНА от мучения и те­перь предстанет пред Богом». Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали мои родные и приготовляли -- мое тело к погребению. Вот так я и стал монахом.

 

ДАЛИ ГОД НА ИСПРАВЛЕНИЕ.

Жил в одном селе один пьяница Валерка. Всё ему было нипочем, трын-трава. Пил, развратничал, матерился, от работы отлынивал, в Бога не верил. Так бы может еще бы долго прожил, да вдруг внезапно сердце отказало и помер он. Привезли его в морг и положили там, должны были сделать вскрытие, чтобы понять причину его смерти, да передумали. Пришли брать его оттуда, чтобы похоронить, а он ползает – ожил и в полном сознании. Взяли в больницу, подлечили и выписали домой. И человека как подменили. Он перестал пить, курить, ругаться, за любую работу с большой охотой брался, а главное, всегда отрицавший существование Бога, вдруг верующим стал, начал молиться, стал постоянно на все службы в церковь ходить, исповедоваться, причащаться, посты строго соблюдать. Людям любопытно и непонятно с чего бы это вдруг такие резкие перемены в его жизни, спрашивали: «Ты в самом деле умер тогда или как?» Валерка отвечал со всей серьезностью:

«Да, говорит -- УМЕР я тогда по-настоящему, да Господь меня ПОЖАЛЕЛ. Дали мне ГОД жизни, -- только ОДИН год для -- ИСПРАВЛЕНИЯ! Всё, больше ничего вам не скажу, -- НЕ ВЕЛЕНО!» Ровно через год -- он умер.

БЛАГОСЛОВИТЕ ПОВЕСИТЬСЯ.

Пришел к одному старцу Санаксарского мужского монастыря один маловерный мирянин и говорит: «Жизнь плохая у меня: денег нет, работы нет, здоровья тоже нет, жена постоянно ворчит и ругается, устал так жить, не могу больше – благослови батюшка повеситься!» – Не благословляю! – ответил старец, -- Церковь не признает самоубийц. Так что иди и подумай над этим. Через несколько дней этот мирянин опять приходит с этой же просьбой. – Ступай, себе, я за тебя помолюсь и подумаю, сказал старец.

И вот уже в третий раз приходит мирянин и говорит: «Всё надоело, сил нет никаких терпеть такую жизнь. Завтра я повешусь. Благослови батюшка!» – «Хорошо. Только выполни одно условие, -- сказал старец. – Когда накинешь петлю на шею, не забудь сказать: бесы, вам отдаю плоть свою, а душу Господу!»

 

Пришел мирянин к себе домой, взял веревку и пошел в гараж -- вешаться. Привязал веревку к потолку, сделал петлю, накинул её себе на шею и произнес слова, которые -- ему велел сказать старец: «бесы, я отдаю вам плоть свою, а душу Господу!»

И вдруг сзади он неожиданно -- ПОЛУЧИЛ сильнейший ПИНОК, так, что был выброшен на улицу. И одновременно услышал хор козлиных голосов: «Нужна нам твоя поганая плоть! Проваливай!» Сей муж был так напуган случившимся, что у него пропало всякое желание вешаться.

 

МАТЕРИНСКАЯ МОЛИТВА.

В Петербурге, в гвардии, полковник Василий Милонов славился своим непутевым поведением. Любил он кутежи, лихо погулять, не слушал свою мать, женщину благочестивую, постоянно уговаривавшую его остепениться и взяться за разум. Не думал он и о Боге, ни о Вечной Жизни, ни о Страшном Суде. И тогда мать его стала усиленно просить Бога, чтобы Он Сам вразумил её сына и избавил его от дурной жизни.

 

Однажды Милонов вернулся домой навеселе и решил отдохнуть. Лег на койку и только закрыл глаза, как слышит из-за печки раздался чей-то явно обращающийся к нему громкий голос: «Милонов, возьми пистолет и застрелись». Он решил, что, кто-то из его приятелей собутыльников решил так над ним подшутить. Открыл глаза, поднялся с постели и осмотрел комнату, заглянул за печку – никого.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.