Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ботсвана и ее слепые солдаты. По пустыне Калахари к дельте загадочной реки Окаванго. Бой самцов. Жара и холод песков


 

Всю ночь на разные голоса орали какие-то птицы, а со стороны реки кто-то ухал и хрюкал. Окончательно, уже на рассвете, нас разбудили чьи-то крики, похожие на клич болельщиков: «Спартак — чемпион». А затем резкий птичий голос запел в ритме еврейского сингла «Семь сорок», и следом, как по команде, громким хором заверещали обезьяны.

Джамбо, Лимпопо! Джамбо, Африка! На суахили это означает — здравствуй!

Надо вставать, но вылезать из спальника не хочется, температура воздуха всего 5 градусов тепла. А ведь вчера днем было на 20 градусов теплее.

Вокруг наших синих палаток множество свежих неизвестных следов и кучи звериного помета. На середине реки множество небольших травянистых островков и непонятно: течение шевелит густую траву или там кто-то прячется. Даже не верится» что этой речушке предстоит еще пробежать 1 600 км до своего устья.

Подошел Брендон и посоветовал не подходить близко к воде, так как, несмотря на кажущуюся безопасность реки, она кишит крокодилами. Второго предупреждения не потребовалась, и мы пошли осмотреть окрестности.

Кажется, что весь воздух вокруг туго набит кваканьем, скриром, жужжанием и пищанием. Эти звуки постоянно висят в нем, не прерываясь ни на секунду. Но слава Богу нет гудения комаров.

Продираемся через густые, длинные и крепкие, как гвозди, колючки местной акации. Здесь ее называют «держи-дерево». Оправдывая свое название, акация рвет мою походную рубашку. И как только эту «колючую проволоку» едят слоны, считая её даже лакомством.

На высоком участке берега, под большими деревьями, недалеко друг от друга стоят два огромных термитника. Бугристые конусы их, построенные из рыжеватой, песчано-глинистой почвы, поднимаются до трехметровой высоты. Не заметно никаких признаков жизни в этом сооружении, словно перед тобой скульптура или сторожевая башня. Но на самом деле это удивительный мир, рассказ о котором похож на фантастику.

Термиты живут на земле более 50 млн. лет, и уже известно около 2 000 их видов. Сразу сообщу, что термиты и муравьи — это совершенно разные насекомые и принадлежат к разным отрядам и отделам. Термиты на несколько миллионов лет моложе, а потому и умнее. Видимо, поэтому муравьи являются их главными врагами: воруют яйца и даже иногда отбирают жилище. Ведь они во многом превосходят термитов (подвижнее их, обладают твердым хитиновым панцирем, зрячие и не боятся ни засухи, ни солнечного света). А термиты — это слепой подземный «народ», замуровавшийся в своих крепостях-замках.

Как же устроены эти сооружения?

Те, что мы встретили — всего лишь малыши. Термитник может достигать в высоту 13 м, при ширине основания — 3 м. Такой дом весит до 12 т. В Африке немало термитников, возраст которых превышает 100 лет. Вся его конструкция внутри пронизана тысячами взаимно пересекающихся ходов и снабжена эффективными системами вентиляции, водоснабжения и канализации. Снизу вверх толщу его пронизывают вентиляционные трубы. Но дождь жильцам не страшен. Даже если пробить дыру в стене термитника и налить туда воды, она будет отведена по специальным каналам вниз. Но сделать это будет нелегко, ведь толщина наружной стенки может достигать 20–30 см. Для доступа к питьевой воде в глубь земли на 4–5 м прорыты специальные шахты. Длинные ходы ведут к источникам питания, которыми является древесина. По пути к ней они строят многометровые подземные тоннели, которые могут вести к засохшим деревьям или к деревянным домам.

В таком коттедже проживают до двух миллионов постояльцев. Из них 75 % — рабочие, а 10 % — солдаты. Термиты-солдаты стоят во входах во все тоннели термитника, выставив вперед свои страшные челюсти. Некоторые из них могут поражать врага и с помощью клейкого вещества, выплевываемого на несколько сантиметров. Противник вязнет в быстро затвердевающей массе. Но задняя часть тела солдат весьма уязвима, так как лишена хитинового покрова.

Общаются термиты при помощи обоняния и вкусовых ощущений, а также могут перестукиваться.

Вообще-то их не видно и не слышно, но иногда термиты решаются на длинные переходы. Тогда слепые и мягкотелые термиты-рабочие идут стройной бесконечной колонной, и это может длиться несколько часов. По обеим сторонам колонны стоят солдаты, на расстоянии 5 см друг от друга, выставив наружу головы с челюстями. Ходят термиты на покос травы. В термитнике трава превращается сначала в сено, а потом в труху. На этой трухе они выращивают специальные грибы, которыми кормят своих личинок. Солдаты, самцы и самки, не могут сами питаться. Рабочие-термиты срыгивают для них пищевую кашицу.

Из яиц термитов вылупливаются личинки, а потом сразу маленький термит. Из одинаковых личинок появляются и рабочие, и солдаты, и продолжатели рода. Просто их кормят для этого разной едой. И в один из прекрасный день над термитником появляется темное облако. Это, пробив отверстие в крыше, из него вылетают десятки тысяч молодых самцов и самок. У них есть глаза и целых четыре крыла. Солдаты бережно охраняют выход от муравьев, птиц и ящериц, любящих полакомиться молодняком. Африканцы тоже накрывают термитник в такие дни большими листьями, а затем собирают с них килограммы насекомых. Люди обрывают у них крылья, а затем варят, сушат, растирают в пасту и едят. Говорят — очень вкусно.

Рой термитов может улететь очень далеко — на несколько километров. После приземления крылья у них отпадают. Затем Н каждой самке пристраивается самец, они выкапывают ямку в земле и замуровываются. Вскоре самка откладывает яички, вырастают рабочие и солдаты, и начинается постепенная постройка термитника.

Самка-мать увеличивается в размерах и, в конце концов, Превращается в большой белый мешок, достигающий 20 см в длину. При этом она откладывает до 40 000 яиц в день!

Спальня самки-матери находится, таким образом, в самом низу термитника, у земли.

Через узкие щели рабочие приносят ей еду и уносят яйца в инкубаторы. Умирающая самка-мать заменяется другой, и жизнь продолжается. Вот какая удивительная история. Кстати, в странах СНГ (Средняя Азия, южный Казахстан, Кавказ, Молдова, южная Украина) тоже живут 5 видов термитов. Только здесь они обитают под землей, делая ходы до 10–12 м глубиной.

Но вот со стороны нашего лагеря раздался стук ложки по пустой тарелке — международный сигнал, приглашающий к столу. На завтрак отводится пятнадцать минут, поэтому покидаем термитники и бежим к месту стоянки. Хлеб со сгущенкой, чай и кофе — это все, чем угощают дежурные.

Сворачиваем лагерь, и снова в путь. Сегодня нам предстоит отмахать 400 км до города Франсистаун и затем 250 км по пустыне Калахари до населенного пункта Ната.

Наш путь полностью повторяет маршрут Д. Ливингстона. Он первым из европейцев пересек эту пустыню в 1849 году.

Единственная автомагистраль пересекает восточные районы Ботсваны с юга на север. В этих районах и живет основная часть населения страны, так как три четверти ее территории — царство пустыни Калахари. Едем по отличной дороге европейского качества. Вот теперь верится, что Ботсвана занимает первое место в мире по объему добычи алмазов. Расскажу вам немного об этом государстве.

Коренные жители, бушмены, пришли сюда сорок тысяч лет до нашей эры. Как я уже говорил, это монголоидные желтокожие племена. Маленький рост, морщинистые лица, первобытнообщинный строй. Для женщин бушменов характерным является наличие «египетского фартука» — широкой кожной складки, нависающей над половыми органами, и больших жировых отложений — галифе на бедрах. Совершенно необычным является язык этих людей. Его трудно не только выговорить, но и невозможно записать эти цокающие и чмокающие звуки. Когда-то бушмену жили по всему югу Африки, но затем белые буры и скотоводы-сетсвана оттеснили их в пустыню Калахари. Однако эти охотники и следопыты приспособились и выжили в ее суровых условиях. Они могут питаться всем, что движется и не движется в живой и неживой природе. В сухой сезон они умеют чувствовать подземные воды и рыть в этих местах ямы-колодцы. Они бродят по пустыне, легко ориентируясь по звездам. Бушмены являются язычниками и живут в полной гармонии с природой.

В настоящее время их племена живут, в основном, в центральных и западных районах страны. Численность их неуклонно уменьшается, несмотря на меры, принимаемые правительством в последнее время.

Территория Ботсваны — это обширное плато, лежащее на высоте около 1 тыс. м над уровнем моря. Площадь государства составляет 570 тысяч кв. км. Из-за того что подавляющая часть ее — пустыня, климат здесь довольно своеобразный. В сентябре — октябре жарко и сухо, а с ноября по март — жарко и влажно. В то же время ночи всегда холодные, а в центральных районах бывают заморозки. Перепад температур воздуха в течение суток может достигать 25 градусов. Лучшие месяцы для путешествий сюда, это апрель — май или август — сентябрь. Погода в это время теплая, да и дождей мало.

С 1885 года страна являлась британским протекторатом и называлась «Бечуаналенд». В 1966 году была провозглашена ее независимость и изменилось ее название. Столица, Габороне, стала городом только в 1986 году. Она бурно строится и растет в последнее время. Ведь в конце шестидесятых годов двадцатого века в Калахари были найдены алмазы, и теперь их добыча является основой благосостояния страны. Главным в сельском хозяйстве является скотоводство.

Официальный язык — английский, а национальный, на котором говорит основная часть населения — сетсвана.

К сожалению, между Россией и Ботсваной пока нет дипломатических отношений.

Тем временем мы въехали в небольшой городок Франсис-таун. С огромным трудом нам удалось обменять доллары на местную валюту. Банк почему-то был закрыт, а больше никого валюта США не интересовала. А вот рэвдами ЮАР можно было расплатиться в любом магазине, и мы позавидовали тем из нас, кто их сохранил. Местные деньги называются — пула. Они тоже очень красивые, с изображением животных и птиц. Котируются по отношению к доллару очень высоко. Страна богатая, правда, богатство это никак не ощущается. Куда же идут доходы от продажи алмазов?

Кстати, в двухстах километрах от Франсистауна к западу расположена одна из крупнейших в мире кимберлитовых трубок — «Орана».

Пока на складе оптового магазина Брендон затоваривался консервированным мясом, крупами, овощами, водой, хлебом и другими продуктами, мы сыграли в футбол с командой местных мальчишек. К нашему стьду Диди, как зовут француза, стоя выворотах, пропустил два мяча. Наше нападение, в лице австралийских полицейских, сумело отквитать только один. От полного разгрома нас спас только сигнал к отъезду.

Плотность населения в Ботсване, по-видимому, крайне низка. Ведь до сих пор мы ехали по «обжитым» районам, а по сторонам от дороги видели всего несколько деревень. И те состояли из трех-четырех круглых глиняных фанз, покрытых почерневшей соломой и обнесенных общим частоколом для защиты от этих зверей.

Теперь же наш путь лежит в сторону пустыни Калахари. Неподалеку от трассы лежит небольшой городок Молепололе. При строительстве шоссе в этом районе была сделана удивительная и загадочная находка. В земле был найден очень странный предмет, по форме напоминающий китобойный гарпун Длиной около одного метра. Изготовлен он из металла черного цвета с красноватым отливом, неизвестного на Земле сплава. И хотя лежал он в пластах, возраст которых составляет несколько тысячелетий, никаких следов коррозии на металле не было. Наука пока бессильна что-либо объяснить.

Деревьев вдоль дороги попадается все меньше. Сначала возникают степные пейзажи, а скоро начинаются пески до самого горизонта, с редкими островками скудной растительности.

Мы в пустыне Калахари!

Подсчитано, что в Африке находится 75 % площади всех пустынь земного шара. Калахари признана самой большой пустыней на нашей Земле. В ней находится наибольшее количество песка. Раскинувшись на территориях девяти стран континента (Ботсвана, ЮАР, Намибия, Конго, Габон, Заир, Ангола, Замбия, Зимбабве), — она занимает площадь более 2,5 млн. кв. км.

Но это очень необычная пустыня, отличающаяся от всех прочих. Так, все летние месяцы здесь идут обильные дожди. Количество выпадающих осадков может достигать 1 000 мм в год! Поэтому летом тут есть временные реки и озера, а среди песков участками растет зеленая трава. А кое-где растут обычные деревья и кустарники.

Но даже этой скудной растительности хватает для пропитания многотысячным стадам антилоп, зебр, буйволов и других травоядных. А раз есть эти животные, значит, есть и хищники. А ведь в «настоящих» пустынях нет постоянно живущих животных.

Недалеко от поселка Ната мы сворачиваем в сторону Котловин Макгадикгади. Это обширные низины на дне гигантского высохшего две тысячи лет назад древнего озера. Едем в котловину Саве. Она простирается на 100 км в длину и 50 км в ширину. Это территория заповедника Суа Пан Калахари. Центр котловины — бесплодные белые пространства, покрытые солью. Края ее, бывшие берега, представляют из себя обширные травянистые прерии с небольшими рощицами деревьев и кустарников. В сезон дождей все это зеленеет желанными оазисами. В низинах образуются множественные озера, и тогда сюда мигрирует масса птиц и зверей. Зимой же большинство водоемов пересыхает, и для всего живого наступают трудные времена.

Дороги как таковой нет. Но песок довольно плотный, и наша машина идет легко. Брендон уступил руль Ванессе. Видимо, решил постажировать ее в условиях бездорожья. Через десять минут чуть было не влетаем в глубокую песчаную яму, а ведь она неплохо вела машину по трассе. Видно, не так уж легко управлять ей на песке. Вокруг лежит ровная, как стол, поверхность из белого песка. Пока не видно ни единого дерева. Периодически среди песка попадаются небольшие поляны, покрытые сухой желтой травой. Спугнули пятерых страусов, гордо шествовавших неизвестно куда и зачем. А вот пара самцов газели Томпсона нас как будто не замечают: они схлестнулись в брачном поединке. Отчаянно крутя хвостами, они бодались, пригнув головы к земле и сцепившись высокими лировидными рогами. Очень красивые животные: рыжая спина Отделена от белого живота широкой темно-коричневой полосой. В конце концов они нас заметили и бросились наутек в разные стороны.

Пересохшие соляные озерца блестят стальными блюдцами с обеих сторон нашего пути. А солнце уже клонится к закату.

Вот и настоящее озеро! Довольно большое, оно возникло как будто внезапно среди песков и напоминало огромное зеркало. Абсолютный штиль, даже мелкой ряби на воде нет. Вода реагирует только на взмахи крыльев пеликанов, медленно пролетающих низко над ней в сторону противоположного берега, подальше от нас.

Ванесса, подобрав подол юбки, вошла в воду. Она отошла от берега более чем на сто метров, но вода по-прежнему доходила только до середины ее голеней.

Еще не село солнце, а на небе уже засветилась огромная белая луна. Но вот солнце зависло над кромкой противоположного берега, а затем как бы прорезало его. Берег разошелся в разные стороны и пропустил солнце на покой. Дневное светило ушло за горизонт, окрасив воды озера в кровавый цвет, на котором как жестяные фигурки в тире двигались черные силуэты пеликанов. Небо тоже полыхало красным светом, пока солнце не ушло еще ниже. Тогда небо стало синим, прибрежный песок черным, а вода озера — белой. И только узкая оранжевая полоска разделяла всю эту фантастическую картину по линии горизонта.

Все те минуты, пока солнце работало художником, мы все в полной тишине стояли на крыше машины. Слышны были только щелканья затворов фотокамер. Умолк даже до того неугомонный птичий хор.

А затем почти моментально наступила темнота. Наши командиры решили немного отъехать, чтобы поискать подходящее место для лагеря. Ведь жутко соленой была не только вода озера, но и прибрежный песок.

В водяном танке нашего трака, как Брендон называет свою машину, есть сто литров пресной воды, но кран заперт на замок. В Африке питьевая вода — дефицит везде, тем более здесь, в пустыне. Поэтому для личных нужд каждый должен иметь при себе не менее двух литров ее на сутки. Мы покупаем пластиковые баллоны с водой сами, в редких придорожных лавках. Вода из танка выдается только для приготовления пищи. Об умываниях никто не заикается. Руки протираем индивидуальными гигиеническими салфетками.

Не хочется думать о том, что будет с нами, если вдруг поломается машина. На добрую сотню километров вокруг никого нет. Рации мы также не имеем. Единственная надежда — мобильный телефон Ванессы, по нему можно позвонить в ЮАР или в столицу Ботсваны. Ну а потом — как Бог даст.

А ведь под нами, под слоем песка, несет свои воды удивительная река Окаванго.

Много чудес в Африке. Вот вам еще одно.

Окаванго — таинственная река, не похожая ни на какие другие и единственная река, постоянно текущая в пустыне Калахари. Зарождается она на территории Анголы. Там Окаванго бурная, порожистая, с перекатами и водопадами. А вот когда она достигает Калахари, нрав ее меняется. Воды реки успокаиваются и растекаются тысячами рукавов, лабиринтов проток, озер и ручьев. Образуется совершенно необычная речная дельта. На шестнадцать квадратных км растянулись здесь заросли кустарников, тростника, папируса и водорослей. В этих местах живут тысячи птиц и зверей. Водятся крокодилы и бегемоты, жирафы и кабаны-бородавочники, слоны и носороги, разнообразные антилопы и могучие буйволы, гиены, шакалы, гиеновые собаки, львы, леопарды и гепарды. Здесь встречается около четырехсот видов птиц, в том числе страусы и грифы, пеликаны и марабу, аисты и фламинго. В тихих водах дельты обитает до семидесяти видов рыб.

В сезон дождей (май — июнь) тоненькие рукава реки превращаются в бурлящие потоки, добегающие даже до красивейшего озера Нгами, расположенного в сердце пустыни Калахари и открытого Д. Ливингстоном. Сафари на туземной пироге — мокоро по этим местам признаны одним из самых удивительных путешествий в Африке.

Река Окаванго, в отличие от других рек, никуда не впадает. Ее воды еще сотни километров блуждают по пустыне, истончаясь и иссякая. Они заболачивают район почти в сорок тысяч квадратных км и в конце концов исчезают в районе громадного озера-болота Макарикари. Это гигантский отстойник содового рассола. В сухой сезон вода в нем практически полностью пересыхает, и глазам предстает твердая ровная белая поверхность с редкими озерками воды и дрожащей пеленой горячего воздуха над ними.

Однако сама река Окаванго не пересыхает. Вода ее просто уходит под землю и продолжает там течь тысячами рукавов. Кое-где она снова выходит на поверхность, чтобы затем опять нырнуть в пески.

Это и дает жизнь пустыне Калахари и ее обитателям. И звери и бушмены роют в нужных местах глубокие ямы и утоляют водами Окаванго свою жажду. Где в конце концов полностью иссякает таинственная река пустыни — никто не знает.

А мы все ищем место для ночлега. В свете фар перед машиной то и дело выскакивают потревоженные антилопы. Почти как наши зайцы, они долго бегут в лучах света, а затем высокими прыжками «улетают» в сторону темноты. Останавливаемся на небольшом оазисе сухой травы с одиноким деревом и разбиваем палатки. Предстоит холодная ночь в пустыне.

 

Июня 2001 года



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.