Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Килиманджаро: обман и реальность. К высочайшей вершине Африки. Аруша и Меру. Гробы на деревьях. Контакт собратьев по разуму. Про биомассу и «код порока»


 

В четыре часа утра Брендон сыграл подъем, а еще через тридцать минут мы уже выехали в сторону города Аруша. Протяженность сегодняшнего пути составляет 520 км, и для нас это не так уж много. Главное — сегодня мы увидим высочайшую вершину Африки — гору Килиманджаро.

Знакомый для глаз пейзаж саванн восточной Танзании изредка разнообразится тянущимися вдоль дороги большими плантациями сезаля. Это техническое растение, напоминающее чем-то большой ананас, из которого выделывают джут. Наш полковник опять бурчит на солнце, которое светит прямо в глаза, мешая фотографировать. Он никак не может понять в чем дело: мы почти все время ехали по направлению на север или северо-восток, стало быть, солнце должно было вставать справа и, обойдя нас сверху и сзади, сесть слева. То есть большую часть дня оно должно было светить нам в затылок. Однако светило было все время впереди нас, особенно в ЮАР и Ботсване. Оно вставало справа, а затем весь день светило нам в глаза, медленно уходя в левую сторону горизонта. Пришлось объяснить горе-путешественнику, что он по привычке рассуждает как житель северного полушария, а мы, в данный момент, находимся в южном, где все наоборот. Но чем ближе будем мы к экватору Земли, тем все выше солнце будет подниматься в небе, и в двенадцать часов дня, на этой линии в Кении, оно будет над нами в зените. Вот такая история с географией получается.

За окнами, с обеих сторон до самого горизонта, тянется бескрайнее плато, практически лишенное другой растительности, кроме невысокой сухой травы. То тут, то там на нем видны Невысокие конусы давно уснувших вулканов, отстоящие друг от друга на десятки километров. Между ними из травы торчат огромные каменные валуны, разбросанные могучей силой Земли миллионы лет назад. Суровость мертвого пейзажа подчеркивается серыми кучевыми облаками, затянувшими все небо и нескончаемо наползающими на него с востока. Кажется, нам сегодня не повезет; облачность не позволит увидеть сверкающую вечными льдами вершину Килиманджаро во всей ее красе. Но надежда умирает последней. До горы еще предстоит несколько часов пути, и погода вполне может перемениться.

Через шесть часов впереди на горизонте показалась подошва очень большой горы, верхняя часть которой была наглухо скрыта от глаз плотной облачностью. Брендон остановил машину и сказал, что перед нами гора Килиманджаро. Все участники группы принялись восторженно фотографироваться на ее фоне, австралийцы спели свой национальный гимн, а я наговорил на видеокамеру все, что знал о высочайшей вершине Африки. Когда страсти наконец улеглись, Брендон сообщил, что сыграл с нами традиционную туристскую шутку, и до настоящей Килиманджаро нам еще ехать и ехать…

Все вдоволь посмеялись друг над другом, а Паша стал меня подначивать, удивляясь, как это я, опытный походник, клюнул на такой подвох. Он много лет прожил в горах Кавказа и потому стал мне говорить, что не может гора, высотой почти шесть тысяч метров, стоять одна на ровном месте и не иметь мощных предгорий. Я действительно очень часто бываю в горах, потому что люблю их красоты больше всех других пейзажей на Земле. Мне довелось побывать в разных местах Памира и Тянь-Шаня, Хибин и Урала, Пиринеев и Карпат, Саян и Сихоте-Алиня, Альп, Западных и Восточных Кордильер Андов. Мы с женой проделали трансгималайско-тибетский путь на гору Кайлас и трекинг вокруг горы Аннапурна. За двадцать лет занятий горными лыжами мне не раз посчастливилось кататься на них с Эльбруса, Монблана и Матгерхорна. В этой связи мне ли не знать, что почти все величайшие вершины мира располагаются в мощных цепях горных хребтов, что у них есть обширные предгорья, да и сама подошва такой горы лежит на значительной высоте над уровнем моря. Но, пояснил я Паше, это правило относится к горам тектонического образования. Но есть и горы, образованные вулканическими процессами. Мне никогда не забыть вулканы Камчатки и Перу, Везувий и Этну. В Африке самыми высокими вулканами являются Килиманджаро и Меру, которые лежат на совершенно ровной глади бескрайних равнин, не имея ни хребтов, ни отрогов. Ошибся же я только в определении размеров. Конечно, гора длиной 75 км с запада на восток и шириной 50 км с юга на север должна выглядеть значительно мощнее, чем та, на которой мы прокололись. Виной тому низкая облачность и наше страстное желание поскорей увидеть высочайшую вершину Африки.

Шутка Брендона вполне невинна, тем более что он сам быстро в ней признался. За время дальнейшей дороги я рассказал ему про несколько подобных розыгрышей, устраиваемых проводниками на туристских тропах, чтобы посмеяться вместе со всеми. Куда занимательнее выглядят мистификации, жертвами которых становятся миллионы людей. Одни из них, как например, Туринская Плащаница или самовозгорающаяся свеча — призваны сохранить паству у конкретной церкви; другие, так например, опознание останков Николая Второго и его царской семьи, имеют своей целью сплочение общества. А есть научные и научно-коммерческие мистификации.

Думаю, всем известны знаменитые линии Наска в Перу. В печати многократно сообщалось то о подобии космической взлетно-посадочной полосы, найденной там, то о десятках гигантских фантастических фигур, нарисованных кем-то на огромных просторах каменистой пустыни.

- Мы побывали в пустыне Наска, ознакомились с «научной» литературой, осмотрели линии и фигуры с воздуха и со специальной вышки и даже сами их порисовали…

Участок пустыни, о котором идет речь, довольно большой пo площади. Маленький частный самолетик облетает его по периметру в пределах часа. Это как бы совершенно плоское дно гигантского блюдца, окантованного невысоким хребтом. Его, действительно, прорезает в нескольких направлениях десяток прямых, взаимно пересекающихся светлых линий. Ниже пятисот метров наш самолетик спуститься не мог, так как эта чаша, будто гигантская солнечная батарея, создавала мощнейшие турбулентные потоки восходящего воздуха. Но и с этой высоты, откуда, кстати, и делались знаменитые фотографии, 5Ны ухитрились заметить маленькую автомашину, лихо мчавшуюся по одной из линий. А вот фантастической разметки космодрома, эффектно изображенной на открытках, мы так и не нашли, как ни старались. Из двух десятков огромных фигур животных и пришельцев, изображенных на рекламной карте, более или менее отчетливо определялись лишь три, расположенные вблизи специальной смотровой вышки, находящейся на самом краю любопытной территории. Не увидев с воздуха более ничего интересного, мы поехали к данной вышке.

Весь участок территории пустыни, на которой якобы находятся загадочные рисунки, обнесен забором из колючей проволоки и охраняется от чрезмерно любопытных туристов. Но западники через нее и так не полезут, а вот с русскими местные умельцы, видимо, еще мало имели дело. Пока местный сопровождающий, пригласив всех на двадцатиметровую вышку, увлеченно рассказывал о таинственных фигурах, я перелез через проволоку и стал изучать строение местной почвы. Дно вышки надежно прикрывало меня от посторонних глаз, и я мог спокойно заниматься своим делом. И вот что я выяснил.

…Поверхность почвы представляла из себя как бы смесь крупного песка с мелким гравием и была довольно плотной. Она имела интенсивный темно-серый цвет, напоминая структурой и окраской вулканические шлаки. Ноги не оставляли на ней никаких следов, также как шаги — звуков. Не имея в руках каких-либо инструментов, я стал грести по этой почве каблуком своего туристического ботинка. Не скажу, что очень легко, но поверхность поддалась, и я стал углублять свою траншею, снимая по сантиметру фунта за каждое движение ноги. На глубине около пяти сантиметров меня ждало открытие…

За слоем почвы, который можно было бы назвать практически черным, лежал слой практически белого цвета. Да, сохраняя прежнюю структуру, лежащий глубже грунт имел противоположный цвет. Какой-то чертик кольнул меня в бок, и я за пять минут интенсивной работы нарисовал под вышкой трехметровый православный крест.

Успев затем подняться на вышку, я выслушал рассказ гида о фигуре фантастической птицы; одной из трех фигур, изображенных вблизи от нас. Данное изображение достигало до тридцати метров в длину. Имея совковую лопату, я изобразил бы рядом его копию менее чем за один час, так как ширина линий рисунка совпадала с шириной лопаты. Мне стало скучно…

Конечно, оставались еще неясными некоторые вопросы. В пустыне постоянно дует ветер. Перенося тучи пыли и песка, он систематически засыпает неглубокие канавки рисунков, и их наверняка ежедневно приходится обновлять по ночам бригаде какого-нибудь местного Союза художников, под лучами автомобильных фар. Но игра стоит свеч. По моим скромным прикидкам, каждый турист, приезжающий посмотреть на загадочные линии, оставляет на воротах и в кассах баров и сувенирных магазинов — минимум двести долларов. Туристов много, и дела на данном «космодроме» наверняка идут неплохо. Торопитесь, российские Бендеры: ведь у нас тоже есть в запасе «Тунгусский метеорит»…

У меня просьба к тем, кто поедет посмотреть линии пустыни Наска. Сообщите мне, пожалуйста, демонстрируют ли сейчас туристам загадочный рисунок православного креста, таинственно появившийся под смотровой вышкой три года назад…

Выслушав мой рассказ, Брендон сказал, что больше розыгрышей не предвидится и скоро указал нам на лежащее прямо по курсу широкое основание горы, уходящее мощным конусом в густые облака. По мере приближения, гора становилась огромным, густо заросшим зеленью массивом, довольно крутой стеной уходящим в небо. Мы ненадолго остановились в небольшом городке Моши, притулившемся к знаменитой горе, стали слушать рассказ Брендона о ней.

Гора Килиманджаро — это древний потухший вулкан, последнее извержение которого было более 100 тысяч лет назад. Ее округлая, с виду, вершина имеет три отдельных пика: Шира (4 006 м), Мавензи (5 355 м) и Кибо (5 895 м). Кибо на суахили означает «сверкающая», так назвали ее за ледники, лежащие на северных и южных склонах самой высокой вершины. В середине ее расположен кратер «Рейш», диаметром около двух километров и глубиной до двухсот метров. Снега в нем мало, а иногда он даже курится белыми дымками. Между Кибо и Мавензи лежит плато Сада. Здесь, на высоте 4 400 м, восходители обычно разбивают базовый лагерь. Гора расположена в трехстах километрах к югу от экватора, то есть всего на три градуса южнее его.

Первыми из европейцев гору Килиманджаро открыли в 1848 году путешественники — миссионеры Крапф и Ребман. Но лишь спустя почти сорок лет, 5 октября 1889 года, Ганс Майер и Людвиг Пуртшелер поднялись на вершину Кибо. Мавензи покорилась восходителям только в 1912 году. Местные племена горцы-чага, живущие на склонах Килиманджаро и занимающиеся земледелием, никогда не поднимались на вершину сверкающей горы, опасаясь злых духов.

Килиманджаро является естественным препятствием для влажных ветров, дующих со стороны Индийского океана, поэтому на ее склонах зимой и летом идет активное образование облаков, выпадают дожди или снег. Это объясняет особый характер растительности, покрывающей ее. У подошвы горы, лежащей на высоте около восьмисот метров, лежат обширные саванны. Сразу вверх по склонам идут обширные плантации, на которых местные племена выращивают кофе и бананы. На высотах от 2 000 до 3 000 метров склоны вулкана покрыты густыми чащами зеленых тропических лесов, с могучими лианами и экзотическими растениями. Здесь растут гигантские деревья и травы, в непроходимых зарослях которых обитают самые разнообразные животные и птицы. С высоты 3 000 до 4 000 метров лежат высокогорные луга, покрытые ковром прекрасных цветов и редких трав. Далее, до высоты 5 000 метров, восходители смогут увидеть только мхи и лишайники, ну а еще выше — лежит царство голого камня и льдов.

Одной из причин того, что люди долго не могли покорить вершину Килиманджаро, является то, что склоны ее довольно круты и набор высоты при подъеме идет довольно быстро. Это вызывает у восходителя довольно раннее появление признаков горной болезни. Штурмующему гору человеку не требуется альпинистского снаряжения и специальной техники, поэтому очень многие люди, имеющие хорошую физическую форму, рассчитывают быстро одолеть гору.

Но уже на высоте около 3 000 метров их может остановить «горняшка». Поэтому-то местные туристические фирмы, предоставляющие путешественникам проводников и носильщиков, дают на подъем с акклиматизацией четыре дня и на спуск с горы — еще три. Именно в такие сроки планируют подняться на Килиманджаро молодожены-американцы. После окончания нашего маршрута в Кении они вернутся в Моши и полезут на эту гору. Все мы искренне желаем им победы как над вершиной, так и над собой. Самим же нам остается только посмотреть на подошву самой высокой горы Африки и помечтать о будущих походах.

От Килиманджаро дорога резко поворачивает на восток, по направлению к городу Аруша. Как и во всех пересеченных нами странах, по обочинам движется очень много пешеходов. Они проходят десятки километров по каким-то своим делам, неся на себе довольно тяжелую поклажу: мужчины — за спиной, а женщины на голове. При этом пеших женщин во много раз больше, так как мужчины предпочитают ездить на велосипедах. Между деревнями через буш пробиты тропинки. Их направление не меняется десятилетиями, поэтому они настолько утрамбованы босыми ногами, что даже углублены ниже уровня почвы, напоминая глинистые канавы. Характерно, что они никогда не идут по прямой, то есть по кратчайшему расстоянию между пунктами назначения, а петляют самым непонятным образом на, казалось бы, ровном месте. То ли ходоки не любят спешить, предпочитая погулять и подумать о чем-либо, то ли они хотят осмотреть как можно больше территорий в надежде что-то найти, то ли это проявление высочайшей мудрости в понимании смысла жизни… Так или иначе, африканцы очень много ходят пешком, а потому все мужчины сухопары, а женщины стройны и гибки. Думаю, здесь нет проблем с заболеваниями сердца, сосудов, позвоночника, желудочно-кишечного тракта и легких. Ведь местные жители мало едят и много двигаются.

На окраинах небольших деревень, попадающихся вдоль дороги, в ветвях больших деревьев мы вдруг стали замечать большие, круглые и длинные деревянные ящики, подвешенные на веревках. Они напомнили нам гробы, которые мы видели укрепленными на деревьях в некоторых районах Якутии. Так там хоронят вождей некоторых племен либо шаманов. Трупы их простых сородичей просто развешивают вокруг на ветках. Нам приходилось читать, что до сих пор в определенных районах африканской глубинки мертвые тела также подвешивают в циновках к ветвям высоких деревьев. Правда, подобное кладбище делается в отдалении от деревни, из-за ужасного запаха и диких зверей, привлекаемых им. Коли речь зашла о похоронных обрядах, практикуемых у различных народов и племен Африки, следует сказать, что они основаны на невообразимой смеси их представлений о вариaнтаx загробной жизни. Подавляющее большинство населения верит в существование какого-то высшего существа, верит в жизнь после смерти, где они обязательно встретятся со своих предками, но не верят в наказания, которые их могут ожидать в загробной жизни. Образно говоря, простые люди берут от всех окружающих религий те положения, которые им приятны и отбрасывают неуютные варианты. К тому же, в Африке, до сих пор очень многие продолжают придерживаться языческих и анимистских верований и соответствующих обрядов. В связи с вышеизложенным, вариантов погребений умершего настолько много, что я перечислю лишь самые гуманные из них, когда тело все-таки закапывают.

Так некоторые племена считают, что мертвых надо «прятать» от живых, как можно дальше и лучше. Они никак не обозначает могилу и никогда не посещают ее. Тем не менее, чтобы не забывать об умершем, родственники делают себе амулеты из частей его тела, которые и носят постоянно на себе. В горных районах принято хоронить почетных покойников на перевалах, сооружая над их телами пирамиды из камней. Проходящие мимо путники обычно с уважением «здороваются» с лежащим вождем или шаманом и передают ему приветы от односельчан.

В иных деревнях тело умершего хоронят в могиле сидя, со скрещенными на груди руками. Сверху на землю кладут разнообразную домашнюю утварь, посуду или нехитрые инструменты. Все это обязательно ломается, как свидетельство того, что мертвому уже ничего не понадобится. В некоторых деревнях имеются отдельные кладбища, сооружаемые на склонах холмов или в рощицах тенистых деревьев. Здесь могилы украшают, зачастую принося на них очень ценные вещи, которые еще долго служили бы живым. По ним можно судить не только о половой принадлежности покойного, но и о его любимых занятиях в прошедшей жизни. Могильные холмики располагают с севера на юг, кладя умершего головой на север. В таких «цивилизованных» деревнях покойник оплакивается женщинами один-два дня. Из его дома, в порыве горя, выбрасывается посуда, еда, выливается на землю пиво, как бы подчеркивая глубину постигшей семью утраты. Родственники плетут из растений траурные венки и носят их на шее, запястьях, лодыжках до тех пор, пока те не истлеют и не отвалятся.

Кочевые племена масаев закапывают умершего в неглубокую яму и заваливают ее сверху камнями, чтобы труп не был вырыт и съеден гиенами.

Безусловно, обычай предавать тело умершего земле был привнесен в Африку мировыми религиями: христианством и исламом и утвердился здесь не так давно, да и не везде. До сих пор в некоторых местах принято бросать покойника в реку, на съедение крокодилам, в других — подвешивать в циновках на ветки баобаба, а кое-где тело умершего просто выносится за деревню, где его в первую же ночь без остатка съедают хищные животные.

В наш спор о том, что из себя представляют большие деревянные ящики, подвешенные на деревьях в окрестностях Аруши, вмешался Брендон и сказал, что мы второй раз за день «прокололись». Эти длинные долбленые бревна являются не гробами, а пчелиными ульями…

Несмотря на все наши уговоры, водитель не остановился и не дал возможности осмотреть эти, по его мнению, пасеки. Мы уважали африканские познания Брендона, но никогда не слышали, что на этом материке люди занимаются пчеловодством. Вариант с гробами казался нам более предпочтительным, хотя и не исключено, что мы увидели один из вариантов местного бортничества. Я уже рассказывал вам, как во время сплава по реке Замбези нас угощали медом диких пчел в одной из деревень. Тот мед был кисловатым на вкус, но имел очень душистый запах. Давали его пчелы-моанди, которые жили в дупле большого старого дерева, куда вела длинная трубочка-ход, слепленная ими из воска. Эти пчелы не имели жала и были безопасны для окружающих, подобно мухам. Не мудрено, что в деревне имелось немало желающих втихаря стащить мед из дупла. Поэтому местный шаман изготовил несколько защитных амулетов и развесил их на стволе дерева и его ветках. Каждому, кто осмелился бы без разрешения старосты деревни полезть за медом, грозили тяжкие болезни и ужасная смерть. Шаману все верили, и у них со старостой всегда был мед, который и мы попробовали. Прочим жителям деревни приходилось промышлять дикий мед в ближайших и отдаленных окрестностях. Делали они это весьма оригинальным способом. Человек просто бродил по редколесью буша без всякого направления и внимательно слушал. Нет, он не пытался услышать жужжание пчелиного роя, он ждал голоса птички, называемой медовой кукушкой… Эту маленькую птичку с успехом можно было бы назвать медовым поводырем. Она почему-то знает, что люди очень любят мед и знает, где этот мед есть в наличии. Поэтому как только она увидит человека, так тут же начинает звать его за собой, предлагая провести к улью диких пчел. Медовая кукушка настойчиво зовет путника, перелетая с дерева на дерево в нужном направлении, пока не приведет его к нужному дереву. То ли она так любит людей, то ли рассчитывает сама поживиться остатками меда, упавшими на землю, это никому неизвестно. Но деревенские жители, отправляясь в буш, всегда очень надеются на встречу с медовой кукушкой, ведь в их нелегкой жизни не так уж много сладких минут. Но это, так сказать, примитивный способ бортничества. Не исключено, что люди приспособились приманивать диких пчел, развешивая вблизи деревень самодельные дупла, принятые нами за гробы.

Тем временем мы въехали в город Аруша, второй по величине город Танзании. Аруша — это географический центр Африки. Через него проходит трансафриканское шоссе из ЮАР Египет, причем город лежит ровно на половине пути из Кейптауна в Каир. Правильнее даже назвать Арушу большим перекрестком, так как через нее идут дороги на Найроби, Дар-Эс-Салам, Додому. Когда-то этот шумный город был столицей Восточно-Африканского содружества, в которое входили Кения, Уганда и Танзания. А еще раньше Аруша была центром немецкой колонии в Африке, в результате чего в городе есть как «европейские» кварталы — тихие и чистые, с цветочными клумбами и подстриженными газонами, так и стандартно-африканские. В последних жизнь бьет ключом: улочки запружены сотнями людей, которые бродят по нескончаемым лавочкам и магазинчикам. Продается все — от подержанных европейских товаров, типа дешевого секонд-хэнда, до всевозможных транснациональных сувениров. Оптом продается сельскохозяйственная продукция, выращенная в крестьянских кооперативах. Нескончаемы ряды всевозможных барахолок, специализирующихся на определенных группах товаров. Короле, улочки Аруши — это просто рай для любителей шоппинга. Этот город является также центром танзанийского туризма. Именно здесь комплектуются и начинаются знаменитые на весь мир сафари в Серенгети, Нгоро-Нгоро, Олдувай и Килиманджаро. В Аруше расположены офисы десятков туристических фирм, специализирующихся на показе африканской экзотики. На сафари можно отправиться на джипе, на лошадях, на воздушном шаре и даже на верблюдах. Десятки уличных зазывал предлагают вам недорогие поездки в любые места на небольших частных грузовичках. Комфорт не гарантируется, зато дешево и жутко экстремально, без гарантий для жизни. За десяток долларов гремящее жестью такси отвезет вас к горе Меру, к озерам Виктория или Танганьика, в национальные парки Маньяра и Таранжире. Человек с любыми вкусами и интересами, с любым кошельком и возрастом быстро и легко может найти на улочках этого славного городка большую кучу приключений на свою голову, если только он авантюрист и романтик. Не случайно, мы увидели в Аруше белых людей больше, чем в любом другом городе Африки. Все они загорелые, спортивные и счастливые. Это наш брат, хомо-путешественник: искатель приключений и философ…

На окраине города расположен небольшой местный аэропорт. Самолетики-такси быстро могут доставить вас в Найроби или Дар-Эс-Салам. А в сорока километрах от Аруши имеется международный аэропорт Килиманджаро, куда выполняют свои рейсы многие крупные международные авиакомпании.

Этот город с древности был пересечением караванных путей из многих стран Африки, поэтому неудивительно, что в нем теперь живут люди десятков разных национальностей. Но мы удивились, увидев на его улочках большое число выходцев из Индии. Брендон рассказал, что их когда-то завезли сюда немцы для строительства местных железных дорог. Индусы прижились и составляют сейчас почти четверть всех жителей города. Хочу также рассказать о местных полицейских. Вообще, во всех странах Африки служители порядка выглядят очень красиво и даже щеголевато. Как правило, у них белая либо бело-голубая форма, с блестящими пуговицами и пряжками; высокие фуражки с огромными кокардами и замысловатые портупеи. А полицейские из Аруши еще и самые важные из всех. Они ничего не делают, просто красуются перед туристами, словно провоцируя их на фото. Но не дай вам Бог направить камеру в их сторону: в лучшем случае ее конфискуют, а начнете возмущаться — вас отведут в участок и возьмут огромный штраф.

В Аруше мы расстаемся с Диди. В местной клинике сочли, что наш предварительный диагноз вполне правомерен, и француз теперь будет обследоваться на предмет малярии. Жаль парня, но ничего не поделаешь: расслабляться нельзя нигде, а тем более в Африке.

Мы отъезжаем от города на несколько километров и разбиваем лагерь.

Едва мы успели поужинать, как начался сильнейший дождь. Под барабанную дробь его тяжелых капель и мощный храп напарника по палатке уснуть мне было трудно. Стал вспоминать впечатления сегодняшнего дня: незабываемые картины суровой и дикой африканской природы, неудачное знакомство с горой Килиманджаро, загадочные гробы-ульи на деревьях, Разнообразные лица и одежды людей, увиденных в Аруше. Вспомнилось также и то, как «наши» иностранцы всю дорогу привычно играли в свои примитивные карты, повернувшись Членами к окнам машины. Они отвлеклись от этого интеллектуального занятия лишь в Аруше, затеяв другую, также развивающую их мозги игру. По ее правилам выигрывал тот, кто первым увидел в окно трака автомашину марки «фольксваген». Счасливчик издавал торжествующий вопль, указывал пальцем на данную машину и получал право ударить кулаком по головам других игроков обоего пола, что он и делал с большим удовольствием и максимальным усилием. После «фольксвагена» пошли «оппели», а затем и «ауди». Кулаки у игроков скоро покраснели, ну а сотрясение мозга им не грозило по причине отсутствия. Игра была внезапно прервана, когда на одной из улочек были замечены два парня с двумя девушками «американского типа». Австралийцы тут же приветствовали их своими треся голыми красными задницами, выставив их в открытые окна нашего трака. В ответ янки радостно заулюлюкали и замахали руками. Контакт собратьев по разуму состоялся…

С некоторых пор я предпочитаю изучать то, что создано Богом, а не людьми, так как человечество все меньше вызывает у к себе уважения, особенно «цивилизованная» его часть. Я уже давно не сомневаюсь в том, что общество развивается ретроградно, то есть от лучшего к худшему, и что каждая человеческая цивилизация на нашей планете уже изначально была поражена «геном порока» или иначе — «геном самовырождения». Надеюсь, что большинство читателей также убеждено в том, на Земле еще до нас существовало несколько человеческих цивилизаций. Тем, кто сомневается в этом, вовсе необязательно сразу читать книги Елены Блаватской. Это серьезные труды, требующие от читателя определенной подготовки. Проще поехать в Египет, посмотреть там все и задать себе вопрос неужели вот эти феллахи, живущие в одних стойлах со своим скотом, являются потомками создателей пирамид? Ведь если принять за истину тезис о том, что цивилизация развивается по спирали вверх, то тогда потомки фараонов должны были бы, как минимум, уже освоить ближайшую Вселенную! А коли это не значит пирамиды Гиза, как и многие другие сохранившиеся Памятники древности, созданы совсем другими «людьми».

Но тогда вполне определенно возникает вопрос: почему погибли предыдущие популяции разумной жизни на планете Земля? Давайте разбираться вместе.

Общество, человеческая цивилизация, — это всего лишь совокупность большого числа отдельных людей, а стало быть, механизмы их жизнедеятельности необычайно близки между собой. Вот и оттолкнемся сначала от законов, по которым развивается каждый человек.

Вспомните, каким ребенок появляется на этот свет. Каждый из нас рождается ангелом, радующимся жизни и радующим других людей, для которого главное — познание мира и развитие разума. А какими умирает подавляющее число людей? Если бы человеческие души занимали в пространстве какое-то место, то никакого ада не хватило бы, чтобы принять туда всех достойных кары Божьей. С каждым днем своей жизни человек становится все хуже и хуже, нанизывая на себя всевозможные пороки и совершая недостойные своего звания дела. Одному Богу известно, в какое чудовище со временем превратился бы каждый из нас, будь мы бессмертными. К счастью, Создатель побеспокоился об этом и ввел в человеческий организм ген смерти биологического тела.

Не то ли самое происходит и с человеческими цивилизациями? Каждая из них, а их, безусловно, было уже несколько на нашей планете, начиналась с чистого и светлого разума, духовной близости к своей матери-Земле, благородных помыслов и деяний. Лидеры общества видели главный смысл человеческой жизни не в заботах о своем биологическом теле, а в развитии своего разума и в духовном совершенствовании, призывая других за собой.

Но генетический «код порока», сидящий в людях, неумолимо делал свое дело: человечество неуклонно развивалось технологически и одновременно деградировало духовно. Так называемые «блага цивилизации» на самом деле являлись тем ядом, который отравлял души и ослеплял разум. Где-то в середине этих встречных движений в развитии души и тела происходил перекрест, золотое сечение, состояние гармонии материальной и духовной сторон бытия. История хорошо помнит эти периоды расцвета и нашей нынешней цивилизации. Но длится это не долго. Линии развития расходятся, и общество устремляется к целям безудержной наживы и накопления материальных благ, забывая о ценностях духовного мира. Все больше благ, и все меньше счастья. Цивилизация начинает стремительно катиться вниз, к своему закату…

Основной закон развития человеческого общества звучит так: как только основной целью и смыслом жизни его членов становится материальное благополучие и проблемы собственного «Я», — цивилизация обречена. И все, что происходит сейчас в мире, только подтверждает эти слова. Наша цивилизация тоже вышла на финишную прямую. Уже заработала «программа самовырождения». Земля в очередной раз произведет зачистку, сметя человечество в бездну небытия, чтобы сделать затем новую человеческую культуру.

А может быть, Бог специально для этого и создал человека? Мы должны, как губки, впитывать в себя всю отрицательную энергетику земного пространства, выделяя добро, как растения впитывают углекислый газ, выделяя кислород. Как только конкретная человеческая личность израсходовала свой запас добра и вконец перепачкалась пороками — ее отправляют в чистилище, а затем на реинкарнацию. Человек, таким образом, являeтcя «чистильщиком планеты», ее полезным микробом.

Пусть эта мысль явиться хоть каким-то утешением для тех, кто хочет сладко жить и грешить бесконечно долго и безнаказанно, для тех, у кого заботы о счастье своей биомассы полностью затмили разум и опустошили душу.

 

Июня 2001 года

Кратер Нгоро-Нгоро или Земля Санникова. Как погиб Б. Гржимек. Сафари по дну вулкана. Погоня гепардов. Все об антилопах. Нападение льва на наш «лендровер». Опасная коррида с носорогом. Ночь в компании диких кабанов

 

Сегодня мы вновь оставляем свой трак с личными вещами в базовом лагере под Арушей. Палатки и лагерное имущество увязываем на крышах четырех крытых джипов — «лендроверов», на которых и продолжится наш дальнейший путь. Самодеятельный въезд в природные парки Танзании, а тем более таким большим автомашинам, как наш трак, запрещен. В течение последующих трех дней нас будет обслуживать местная туристическая фирма «Шидомия тур энд Сафари», предоставившая и джипы, и поваров с продуктами, и охранников-рейнджеров. Нам же остается только изучать и восхищаться самыми знаменитыми природными зонами Африки, какими, бесспорно, являются кратер Нгоро-Нгоро и долина Серенгети.

В Аруше мы запасаемся подробными туристическими картами, фотопленкой и спиртным. Все это очень понадобится нам на территориях, весьма удаленных от очагов цивилизации. Чернокожий водитель Салом трогает в путь наш джип и обещает, что скучать нам не придется: таких впечатлений, какие ждут нас в ближайшие дни, невозможно получить ни в одном другом месте нашей планеты.

От Аруши до Нгоро-Нгоро около двухсот километров, и только первую половину дороги можно назвать вполне сносной. Погода немного улучшилась, но гору Меру, вторую по высоте в Африке, мы тоже увидели лишь наполовину. Вершина ее, как и у Килиманджаро, была окутана плотными облаками. Меру — это действующий вулкан, высотой 4 567 метров, последнее извержение которого было в 1910 году.

Население небольших деревушек, изредка попадающихся нам по пути, во всех жизненных вопросах полагается только на себя: питаются тем, что вырастят сами, лепят и обжигают в небольших печах глиняные кирпичи, из которых строят свои маленькие хижины без окон, изготавливают одежду из шкур и шерсти животных. В некоторых селениях мы даже увидели некое подобие небольших доменных печей. Это сооружение, высотой до полутора и шириной около одного метра, возведенные из огнеупорных глиняных кирпичей и предназначено для плавки железа из местной руды, в изобилии имеющейся в данной местности. Брендон сообщил нам, что топоры и мотыги, изготовленные деревенскими сталеварами и кузнецами, имеют очень высокое качество и ценятся выше, чем привезенные из города.

Через пару часов мы въехали на территорию национального парка Маньяра. Две трети его занимает красивейшее озеро поименным названием, тянущееся почти до самой стены spa Нгоро-Нгоро. Озеро Маньяра со всех сторон окружено довольно густой растительностью, которая буйно зеленеет несмотря на сухой сезон. Сказывается высокая влажность уха, обусловленная водным зеркалом озера и местной рекой и это притом, что высота данной местности превышает 1000 метров над уровнем моря. Среди разнообразных высоких деревьев, уже знакомых нам, Ванесса обратила внимание путишественников на редко встречающееся теперь железное дерево, называемое здесь — «лолиондо». Оно отличается от прочих очень прочной и тяжелой древесиной, практически не поддающейся гниению. Озеро Маньяра является местом гнездования множества разнообразных птиц, среди которых преобладают фламинго и пеликаны. В окрестностях его водится немало диких животных, поэтому многие туристы останавливаются на териториях этого парка, изучая флору и фауну восточной Танзании. Но наша нынешняя цель — кратер Нгоро-Нгоро, и мы двигаемся к ней не останавливаясь.

Сразу за озером перед глазами возникает почти отвесная каменная стена-гряда, высотой около одного километра, тянущаяся громадной извилистой лентой далеко в обе стороны горизонта. Это одна из двух гигантских рифтовых складок земной коры, ограничивающих с юга и востока 8 300 кв. км. площади зной зоны Нгоро-Нгоро. На этом приподнятом складками находятся горы: Лолмалазин (3 290 м), Олдеани (3188 м), Демагрот (3 132 м). Здесь же проходит вулканическая гряда из пятнадцати больших и малых кратеров! Среди них два активных конуса (Олдоиньо Ленгаи и Керимаси), которые иногда еще курятся, и множество потухших воронок. Самыми большими из них являются кратер Нгоро-Нгоро (2 500 м), кратер, (2 944 м) и кратер Эмпакааи.

Натруженно ревя мощным дизелем, наш «лендровер» около взбирался по крутейшему каменному серпантину на поверхность плато. Глазам открылась великолепная картина: в одну сторону — лежащие внизу бескрайние просторы африканской саванны с озером Маньяра, а в другую — торчащие в небо жерла-конусы древних вулканов. Наш путь лежит к самому замечательному и загадочному из них.

Кратер Нгоро-Нгоро расположен как бы в треугольнике между названными выше горами. Он представляет из себя гигантскую воронку, образовавшуюся после взрыва огромного вулкана, происшедшего более 2,5 млн. лет назад. Это не только самый крупный местный кратер, но и вторая по величине в мире вулканическая кальдера. Диаметр кратера составляет около 25 км, а площадь его дна превышает 250 кв. км. Крутые стены поднимаются над дном на высоту от 700 до 1 000 м, а снаружи над плато — на 2 500 метров.

Но не размеры этой гигантской каменной сковородки более всего поразили Оскара Баумана, первого из европейцев побывавшего здесь в 1892 году. Кратер Нгоро-Нгоро замечателен прежде всего тем, что является гигантским естественным зверинцем, в котором обитают сотни тысяч животных и птиц. На его территории водятся все звери Африки, кроме жирафа: газели Томпсона и Гранта, антилопы-гну и антилопы-канна, водяные козлы, зебры, буйволы, бородавочники, слоны, носороги, бегемоты, гиены, шакалы, львы, леопарды, гепарды, бабуины, мартышки и т. д. Только крупных животных здесь насчитываетс



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.