Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Государственно-охранительная управленческая линия белого движения


Центром формирования антибольшевистской власти в первый год пролетарской диктатуры были Новочеркасск и Екатеринодар (Краснодар), а с приездом из-за границы в октябре 1918 г. адмирала Колчака таким центром стал и Омск.

В ноябре — декабре 1917 г. на казачьем Дону стали собираться гонимые революцией сторонники спасения государственности и дальнейшего накопления либеральных ценностей. К этому времени в Новочеркасске находились примерно 20 тыс. офицеров [6] и более 20 видных государственных деятелей — сторонников Временного правительства. Здесь было создано антисоветское белогвардейское правительство — «Донской гражданский совет», которое претендовало на роль всероссийского. Им руководил «триумвират», состоявший из генералов М.В. Алексеева (финансы, вопросы «общегосударственной» внутренней и внешней политики), Л.Г. Корнилова (организация и командование Добровольческой армией), A . M . Каледина (управление Донской областью и командование донским казачеством). В правительство также входили: от Добровольческой армии — генералы А.С. Лукомский, И.П. Романовский, А.И. Деникин; от партии кадетов — П.Н. Милюков, М.М. Федоров, князь Г.Н. Трубецкой, А.С. Белецкий, миллионер Н.Е. Парамонов, В.А. Степанов, П.Б. Струве; от Донского войскового правительства — его председатель М.П. Богаевский. Генерал A . M . Каледин был сторонником включения в правительство «социалистов».

Л.Г. Корнилов и М.В. Алексеев начали переговоры с эсером Б. В. Савинковым при посредничестве лидеров партии кадетов П.Н. Милюкова и М.М. Федорова. Б.В. Савинков доказывал, что «отмежевание от демократии составляет политическую ошибку», что в состав гражданского совета необходимо включить представителей партий меньшевиков и эсеров, причем он заверял, что демократия «хлынет в ряды Добровольческой армии». A . M . Каледин заявил, что «без этой уступки демократии ему не удастся обеспечить пребывание на Дону Добровольческой армии». В правительство были включены «социалисты»: Б.В. Савинков, бывший комиссар 8-й армии Вендзягольский и донские деятели П.М. Агеев и В.П. Мазуренко. Генералы поручили Савинкову пригласить в правительство члена ЦК партии народных социалистов, участника движения народников Н.В. Чайковского (1850— 1926 гг.) и Г.В. Плеханова (1856—1918 гг.). Речь шла, таким образом, о реорганизации Донского гражданского совета с включением в него известных в России представителей демократии. Однако Г. В. Плеханов отказался принять предложение, а встреча Савинкова с Н.В. Чайковским не состоялась. Последний только в марте 1920 г. стал членом Южнорусского правительства [7].

Вхождение социалистов в белогвардейское правительство создавало впечатление о продолжении линии Керенского на коалицию всех антибольшевистских сил.

Руководители донского казачества отводили обвинения большевиков в монархизме и взаимодействовали с демократией. М.П. Богаевский 26 октября телеграфировал А.Ф. Керенскому приглашение в Новочеркасск «для восстановления и укрепления государственной власти». Орган меньшевиков Юзовки газета «Донецкая мысль» 20 октября заявила: «Керенский с войсками направляется в Петроград. Войсковое казачье правительство не признало нового правительства, объявило себя верховной властью на Дону и приглашает Керенского приехать и возглавить новое правительство». Донское войсковое правительство ожидало А.Ф. Керенского. Оно проводило курс на соглашение с правыми течениями социалистических партий — «керенщину» — линию на коалицию «всех живых сил страны», лавировало между основными противоборствующими сторонами. Это совпадало с позицией партии кадетов, настаивающей на развитии контактов с «социалистическими группами, принципиально стоящими на государственной почве».

Таким образом, общерусское правительство — Донской гражданский совет — было сформировано на принципе коалиции, как и Временное правительство состава 5 мая, 24 июля, 25 сентября 1917 г. Это свидетельствовало, что и после Октября в белом движении имелись сторонники линии А.Ф. Керенского, направленной на консенсус всех антибольшевистских сил. Это была вынужденная рядом обстоятельств мера. Правительство не имело необходимой поддержки населения, в его окружении по отношению к социалистам отсутствовало единство. Сознавая слабость социалистов, видя их колебания, руководители белого движения все больше использовали их в качестве прикрытия приготовлений для нанесения удара по большевикам. Сами руководители белого движения считали это тактическим приемом.

В основу деятельности «Донского гражданского совета» была положена «Политическая программа Корнилова» (так называемая конституция Корнилова). П.Н. Милюков не являлся рядовым участником разработки «конституции». В совершенно новой для партии кадетов обстановке он стал руководителем процесса воссоздания буржуазной государственности. «Конституция Л. Г. Корнилова» отражала элементы программы партии кадетов. В ней провозглашались общедемократические свободы и уничтожение классовых привилегий, восстановление «свободы промышленности и торговли», «право собственности», денационализацию банков, формирование «русской армии» на добровольческих началах, введение всеобщего начального образования, созыв Учредительного собрания для выработки основных законов русской конституции и окончательного конструирования государственного строя, решение аграрного вопроса, сохранение за рабочими «политико-экономических завоеваний» периода Февральской революции «в области нормировки труда, свободы рабочих союзов, собраний и стачек», упразднение рабочего контроля и запрещение социализации предприятий, признание за отдельными народностями России прав «на широкую местную автономию», поддержку стремлений к государственному возрождению Польши, Украины, Финляндии, дальнейшее участие вместе с союзниками в первой мировой войне. Названные кадетские идеи государственно-охранительного течения в белом движении в силу ряда причин (прежде всего обострившейся гражданской войны) не были претворены в жизнь.

П.Н. Милюков и другие члены ЦК и лидеры кадетов приняли участие в Южно-Русской конференции партии, которая открылась в Ростове 13 января 1918 г. с участием представителей парторганизаций не только Дона, но и Москвы, Батуми, Симферополя, Харькова. Конференция заслушала доклады «О Добровольческой армии», «О юридической природе Юго-Восточного союза». Были приняты соответствующие резолюции, где Добрармия рассматривалась как орудие восстановления государственности в соответствии с идеологией кадетов «О единстве и неделимости русского государства».

В чем причины краха антибольшевистского правительства? В 1918 г. ушли из жизни руководители Донского гражданского совета: 29 января покончил жизнь самоубийством A . M . Каледин, 13 апреля при штурме Екатеринодара был убит Л.Г. Корнилов, 7 октября умер М.В. Алексеев. Первое общерусское антисоветское правительство распалось. Поиски согласия не привели к успеху. Разгром калединщины большевиками, отрицательное отношение к коалиции «капиталистов» и «социалистов» в белогвардейском движении и в широких массах населения были причиной краха керенщины в первые месяцы после Октября. Гражданский мир оказался тогда невозможным в связи с голодом и разрухой, иностранной интервенцией, озлоблением населения в связи с затянувшейся мировой войной, глубоким, затяжным и тяжелым имперским кризисом. Страна распалась на враждующие лагеря, которые повели борьбу на уничтожение; в гражданской войне погибло 13 млн. человек. Борьба за гражданский мир в 1917 г. проходила в иной обстановке, нежели борьба за общероссийский консенсус на исходе XX — начале XXI в.

Борьба за формирование нового Всероссийского правительства на юге продолжалась летом — осенью 1918 г. По масштабам ресурсов юга (70% казачества страны), стратегическому расположению подконтрольной территории на первое место выдвинулся главнокомандующий вооруженными силами юга России генерал-лейтенант А.И. Деникин.

Выдвинув лозунг «непредрешения» принципов будущего государственного строя России, опираясь на казачество и руководящее ядро генеральско-монархических сил, он объединил в антибольшевистском лагере громадную территорию (Дон, Северный Кавказ, Украину), подчинив себе правительства казачьих и горских областей, Крыма, Украины. Партия кадетов перенесла центр своей деятельности на юг и руководила процессом формирования общероссийской власти. Она провела на юге три юго-восточных съезда партии (в литературе они именуются конференциями): в Ростове — 13—15 января 1917 г., в Екатеринодаре — 28— 31 октября 1918 г.; в Харькове — 3 ноября 1919 г. На юг переместил свою деятельность национальный центр — межпартийная антибольшевистская организация, возглавляемая кадетами. Председателем его являлся М.М. Федоров — бывший министр торговли и промышленности царского правительства, заместителями его стали руководители партии кадетов П.М. Милюков и П.Д. Долгоруков. Отделения центра имелись почти во всех крупных городах юга, а также на Урале, в Сибири. Направлениями деятельности организации были:

Составление «законодательных проектов по всем отраслям управления».

Агитационно-пропагандистская работа (Осваг — осведомительное агентство — крупнейший идеологический центр при верховном руководстве Добровольческой армии, руководители — кадеты С.С. Чахотин, затем Н.Е. Парамонов и с марта 1919 г. профессор К.Н. Соколов) [8].

Постоянная тесная связь с армиями Деникина, Юденича, Колчака и др.

Регулярная связь с руководящими кругами стран Антанты (через В.А. Маклакова, находившегося в Париже). Важную роль в формировании общероссийской власти и ликвидации раскола в партии кадетов между представителями прогерманской и антантовской ориентации в борьбе с большевиками сыграл Юго-Восточный краевой съезд кадетов, который проходил в Екатеринодаре 28—31 октября 1918 г. (100 делегатов). Здесь были представлены кадетские организации всей белой России, за исключением Сибири. Присутствующие почтили память погибших от разбушевавшейся анархической стихии членов ЦК Ф.Ф. Кокошкина, А.И. Шингарева (Петроград), профессора А. Р. Колли (Ростов-на-Дону), бывшего правительственного комиссара Кубанской области К. Л. Бардижа (Екатеринодар). Съездом руководили члены ЦК партии: П.Н Милюков, В.И. Вернадский, М.М. Винавер, В.Д. Набоков, Н.И. Астров, В.А. Степанов, К.Н. Соколов, И.П. Демидов, графиня С.В. Панина, М.Л. Мендельштам, В. А. Харламов, а также М.В. Родзянко (бывший председатель IV Государственной думы), В.Н. Малянтович (бывший министр юстиции Временного правительства), В.В. Шульгин (депутат IV Государственной думы) [9], Д.Н. Григорович-Барский (председатель главного комитета партии кадетов на Украине — Киев), Ф.И. Иваницкий и А.В. Десятое (Харьков ский комитет), С.Н. Сирии (председатель Тифлисского комитета).

Значительное влияние на решения съезда оказала позиция П.Н. Милюкова как председателя партии. Газета «Приазовский край» (Ростов н/Д) 11 октября 1918 г., накануне прибытия П.Н. Милюкова в Екатеринодар, опубликовала интервью Павла Николаевича корреспонденту «Трансокеан» в Киеве, в котором он заявил, что «исходным пунктом и местом сбора для похода против большевиков следует наметить Добровольческую армию, сражающуюся под командованием Деникина», что он «поддерживает план об использовании немцев после занятия Украины в борьбе против большевиков». Хотя Положение о конституционной монархии в марте 1917 г. на 7-м съезде кадетской партии было исключено из ее программы и заменено требованием республики, вождь партии возвратился все-таки к дофевральскому 1917 г. требованию кадетов по вопросу о власти.

В резолюции конференции по внешнеполитическим вопросам содержалось резкое высказывание против самоопределения и отделения народов бывшей царской империи. В частности, о Польше было сказано однозначно, что решения Временного правительства об отказе в суверенитете Польши «должны оставаться непоколебимыми». В этом же духе построил свое выступление присутствовавший на конференции французский посол Гонье, подчеркнувший, что «союзники помогут воссоздать былую мощь России». П.Н. Милюков, подытоживая работу съезда, отметил: «На III съезд вынес постановление входить в контакт только с теми государственными образованиями, которые откажутся от своей независимости и признают формулу: единая и неделимая великая Россия. Пока Украина этого не сделала. Гораздо легче договориться с Доном, ибо в первой же декларации правительства Краснова было заявлено, что Донское правительство — власть временная, до образования всероссийской власти, которая объединит разрозненные земли России».

Позиции кадетов по вопросу о формировании всероссийской власти на съезде в Екатеринодаре были изложены членом ЦК В. А. Степановым в тезисах:

«Создание Временной всероссийской государственной власти, единой для всей России», было признано «основной и неотложной задачей текущего политического момента».

«Объединение всех правительств отдаленных частей России для общей деятельности, направленной к образованию единой Всероссийской государственной власти», было определено съездом в качестве «очередной задачи партии народной свободы».

Добровольческая армия, на формировании которой, как известно, была печать классового отбора, рассматривалась как «общенациональная и общегосударственная сила», центр военного и территориального объединения. При этой армии, по мнению съезда, должно сформироваться Всероссийское правительство из военных с участием представителей партии кадетов.

4. Съезд высказался за переговоры с эсеровскими правительствами Поволжья, Сибири по вопросу о формировании общероссийской власти. Признана была, однако, недопустимой коалиция с социалистами.

5. Съезд признал Юго-Восточный краевой комитет партии народной свободы «центром политической деятельности партии на юго-востоке России» (председатель В.Ф. Зеелер, бывший комиссар Временного правительства в Ростове-на-Дону, юрист по образованию, товарищ председателя; Н.Е. Парамонов — Ростов-на-Дону; В.М. Бухштаб — Таганрог; М.С. Воронков (бывший правительственный комиссар Донской области) — Новочеркасск; секретарь — С.В. Зеленский (Ростов-на-Дону). Таким образам, съезд санкционировал вступление партии во Всероссийское правительство, именуемое особым совещанием, состав которого был объявлен через несколько дней после закрытия съезда; председатель — генерал А.И. Драгомиров; товарищ председателя правительства — В.А. Степанов; военный министр — генерал А.С. Лукомский; товарищ военного министра — генерал Макаренко; министр иностранных дел — С. Д. Сазонов (бывший царский министр); товарищ министра иностранных дел — А.А. Нератов (монархист); министр внутренних дел — И.И. Астров; министр торговли и промышленности — В.А. Лебедев; министр путей сообщения — Э.И. Шуберский.

Кадеты заняли в правительстве ключевые посты (Н.И. Астров, В. А. Степанов, В. А. Лебедев, в другое время в него входили также М.М. Федоров, В.Н. Челищев, К.Н. Соколов).

Разработанное кадетами «Временное положение об управлении областями, занимаемыми Добровольческой армией» последовательно проводило принцип диктатуры. В соответствии с ним вся полнота власти в районах, подконтрольных Добровольческой армии, принадлежала одному лицу — ее верховному руководителю. Особое совещание находилось при диктаторе и являлось совещательным органом. Законы и указы мог издавать только главнокомандующий. Параграф 2 первого раздела «Положения» гласил, что на захваченной территории сохраняют силу законы, изданные до 25 октября 1917 г., т.е. формально признавалась юридическая деятельность Временного правительства, созданного в результате свержения самодержавия. Однако в специальном дополнении разъяснялось, что законы, принятые до 25 октября 1917 г., сохраняют свою силу «с изменениями, а равно из имеющих быть изданными на основании этих законов». По букве и смыслу этого дополнения верховный руководитель, или главнокомандующий Добровольческой армией, мог вносить изменения и в послефевральское законодательство, если считал это нужным и своевременным [10].

В особом совещании большинство принадлежало генералам-монархистам, которые обсуждали вопрос о предложении великому князю Николаю Николаевичу Романову принять корону после освобождения России от большевиков. Так, на юге возникла «деникия», государство «царя Антона» (как полушутливо называли Деникина в Особом совещании).

Осенью 1918 г. наступил новый этап в гражданской войне. 18 ноября 1918 г. адмирал Колчак произвел в Омске военный переворот. Он арестовал социалистов — членов директории и установил военную диктатуру в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке, принял титул «верховного правителя российского государства» и звание главковерха. Умеренные социалисты были отброшены на второй план, во главе антибольшевистских сил выступили буржуазия и помещики при поддержке иностранных войск 14 государств.

В марте 1919 г. адмирал Колчак начал широким фронтом наступать от Урала к Волге. Он не стал продвигаться к Царицыну на соединение с Деникиным, не стал координировать свои действия с южными армиями. Он решил наступать на восток и первым войти в Москву, но был разбит войсками большевиков и отступал, преследуемый партизанами. 27 декабря 1919 г. он был пленен белочехами. 4 января 1920 г . Колчак издал указ о передаче «верховной всероссийской власти» А.И. Деникину, Противоборство диктатуры «буржуазии» с диктатурой пролетариата обострилось.

«Третий путь» в государственном строительстве и управлении

В огне гражданской войны возник и чисто человеческий протест против кровавой бойни. Средние слои города и деревни, выразителями интересов которых были умеренные социалисти ческие партии меньшевиков и эсеров, выступили против двух диктатур («белых» и «красных»), как выражались, против «авантюристов обоих лагерей». В гражданской войне такие социалисты видели столкновение не двух социальных потоков — буржуазии и помещиков, с одной стороны, рабочих и беднейших крестьян — с другой, а трех: буржуазии и помещиков, во-первых, пролетариата, руководимого большевиками, во-вторых, и «демократии», к которой они относили трудовых крестьян, ремесленников, мелких торговцев и интеллигенцию, — в-третьих. Из такого понимания расстановки сил вытекала и задача, поставленная меньшевиками и эсерами, — вести одновременно борьбу на два фронта: и против большевиков, и против «золотопогонной буржуазно-помещичьей орды». Во имя осуществления «третьего пути» обещали вести политику эсеровские правительства, сформировавшиеся в 1918 г. в Сибири, на Дальнем Востоке и Севере, в Поволжье. Изучение организации власти и системы центрального и местного управления эсеровских правительств представляет профессиональный, научный и общественный интерес.

Депутаты эсеровского большинства Учредительного собрания считали его «хозяином земли русской». После его роспуска ЦК эсеров начал переброску депутатов в Сибирь, Поволжье и другие регионы для организации власти. 8 июня 1918 г. такие депутаты собрались в Самаре, где сформировали правительство — Комитет членов Учредительного собрания (сокращено Комуч). Это правительство соединяло в себе все функции власти — законодательную, исполнительную, судебную и военную. Оно ставило цель: действовать от имени Учредительного собрания и подготовить его созыв. Правительство составилось в следующем виде: Е.Ф. Роговский — председатель и управляющий ведомством охраны; П.Г. Маслов — ведомство земледелия; В.И. Алмазов — продовольствие; В.Н. Филипповский — торговля и промышленность; И.М. Майский — отдел труда; Д.Ф. Раков — финансы; И. П. Нестеров — пути сообщения; П.Г. Белозеров — ведомство почт и телеграфов; Краснов — государственный контроль; В.А. Абрамов — государственные имущества; полковник Н.А. Галкин — военное ведомство; П.Д. Климушкин — ведомство иностранных дел; А.С. Былинский — юстиция; Е.Е. Лазарев — просвещение. Все министры были эсерами (за исключением беспартийных Галкина и Краснова, а также меньшевика Майского) [11].

Самарский комуч посылал своих «наместников-комиссаров» на места, где формировались региональные органы эсеровской всероссийской власти. Таким посланцем на Кубани, например, являлся бывший городской голова Петрограда эсер Г. И. Шрейдер, возглавивший в Екатеринодаре Юго-Восточный комуч и издававший газету «Родная земля». В это эсеровское правительство входили как представители бывшего Временного правительства (И. В. Пешехонов, В. Н. Малянтович и др.), так и местные умеренные социалисты — эсеры A . M . Белоусов, М.Г. Бабин-Корень, М.Г. Бочарников (секретарь комитета), Н.Ф. Березов и другие, всего примерно 20 человек, в том числе представители «Союза возрождения», Кубанской краевой рады, посланцы от партий и различных общественных организаций [12]. Формирование комитетов Учредительного собрания проходило и в других регионах с целью развертывания подготовки Всероссийского Учредительного собрания.

Самарский комуч декларировал «восстановление демократических свобод», формально установил 8-часовой рабочий день; разрешил созыв рабочих конференций и крестьянских съездов, деятельность фабзавкомов и профсоюзов, 30 августа 1918 г. в Самаре был создан Совет рабочих депутатов. Комуч отменил декреты Советской власти, возвратил фабрики, заводы и банки бывшим владельцам, объявил свободу частной торговли, восстановил земства и городские думы и другие демократические учреждения, признавал необходимость уравнительного распределения земли.

Предметом особой заботы комуча было формирование армии Учредительного собрания для защиты «попранных прав народа». «Народная армия» формировалась на принципе добровольного привлечения людей в войска, а затем на принципе мобилизации (срок службы 3 месяца, полное довольствие, жалованье — 15 рублей в месяц). За служащими, поступавшими в армию, сохранялись должности до окончания срока службы.

К лету 1918 г. Комитету членов Учредительного собрания подчинялась территория от Волги до Урала. Помимо Самарской губернии в нее входили Симбирская, Казанская, Уфимская, Оренбургская (на началах автономии в делах внутреннего управления), а также отдельные уезды Саратовской и Пензенской губерний. Территориальное расширение поставило перед комучем задачу организации системы местного управления.

Местное государственное управление при комуче выполняли губернские и уездные уполномоченные. Согласно приказу комуча «Временные правила о губернских уполномоченных» (№ 85 от 6 июля 1918 г.) ближайшей задачей губернского уполномоченного было принятие экстренных мер к восстановлению деятельнос ти губернских учреждений и должностных лиц в тех формах, в каких они функционировали при Временном правительстве.

Комуч возобновил деятельность местного самоуправления: в городах — городских дум, а в пределах губерний и уездов — земских собраний.

Низшей ступенью местного управления при комуче были: в деревнях — сход с функциями, предусмотренными прежним законом, с сельским старостой во главе, а в городах — квартальные советы. Они разделялись на собственно квартальные (по участкам — кварталам), районные и центральный совет кварталов. Каждый квартальный совет избирался на общем собрании жителей данного квартала обоего пола, достигших 20-летнего возраста, большинством голосов, сроком на 1 год; районный и центральный советы кварталов избирались соответственно квартальными и районными советами (по два от каждого). Квартальные советы занимались жилищно-санитарными и продовольственными делами, ведали самоохраной и культурно-просветительными мероприятиями. Для осуществления этих функций они избирали из своей среды председателя, секретаря, казначея, имели канцелярию и разделялись на соответствующие секции. Центральному совету кварталов разрешалось ходатайствовать перед властью об издании обязательных постановлений и «о наложении взысканий на граждан за нарушение постановлений по самоохране».

На территории комуча развивался процесс организации и самоорганизации населения с целью попечительства о местных пользах и нуждах, организации представительства в органах государственного управления и местного самоуправления. К таким организациям относились: «Общество инженеров и техников», «Техническое общество», «Фабричная инспекция», «Хлебный союз», «Самарский биржевой комитет», «Союз домовладельцев», «Общество фабрикантов и заводчиков», «Торгово-промышленное общество» и многие другие [13].

Однако на государственное строительство налагала отпечаток обострившаяся гражданская война. Сам комуч вынужден был расширять карательные функции своих ведомств, принять участие в вооруженной борьбе. В сентябре 1918 г. «народная армия» потерпела ряд поражений от Красной Армии. 7 октября 1918 г. Самара была занята советскими войсками. Комуч бежал в Уфу, где еще 23 сентября уступил власть Уфимской директории. Совет управляющих ведомствами перешел на положение Областного Уфимского правительства. Комитет был переименован в Съезд членов Учредительного собрания. В декабре 1918 г. часть его членов была расстреляна в Омске белогвардейцами. Тогда же «съезд» и «совет» были окончательно упразднены.

В 1918 г. в ряде регионов также были предприняты попытки формирования демократических правительств под флагом умеренных социалистических партий.

2 августа 1918 г. в Архангельске было сформировано «социалистическое» правительство — «Верховное управление Северной области» под председательством народного социалиста Н.В. Чайковского. Правительство отменило декреты Советской власти, ликвидировало советские учреждения, приступило к денационализации промышленности, торговли, флота, домовладений и банков, восстановило частную торговлю, пригласило союзников и начало формирование «славянско-британского легиона». Было арестовано 6 сентября белогвардейцами, но освобождено американцами. 28 сентября Н.В. Чайковский в контакте с американским дипломатом Д. Фрэнсисом сформировал «Временное правительство Северной области». Однако социалистические элементы были оттеснены от руководства правительством. С января 1919 г. главную роль в нем играл генерал Е.К. Миллер. 20 апреля 1918 г. правительство признало верховную власть Колчака.

Временное Сибирское правительство возникло 27 января 1918 г. в Томске в основном из эсеров. Его председателем стал эсер П.Я. Дербер, который одновременно являлся министром земледелия. В декларации правительство объявило о борьбе с Советской властью, но сохраняло Советы как «классовые организации», на которые должно опираться Учредительное собрание, «об автономии Сибири» и непризнании Декрета о земле и др. В марте 1918 г. оно находилось в Харбине, вело переговоры с Колчаком, а 29 июня переехало во Владивосток, который был занят белочехами, в мае 1918 г. самораспустилось. Уполномоченные Сибирского правительства в Томске 23 июня 1918 г. создали новое образование — Западно-Сибирский комиссариат (председатель и министр иностранных дел эсер П. В. Вологодский). Правительство пыталось вести преобразования в духе «демократической контрреволюции», но на деле подготовило приход колчаковской диктатуры. Оно было свергнуто Колчаком 18 ноября 1918 г. Власть перешла к белогвардейскому Омскому правительству.

Таким образом, «третий путь» в государственном строительстве повсеместно был прерван установлением власти или «белых», или «красных». Эти силы имели армии, значительные материальные ресурсы, их противоборство и определяло обстановку. Правительства в Поволжье, на Севере и в Сибири не устраивали буржуазию, она везде требовала установления твердой власти и добивалась этого. Стать всероссийской властью «третьей силе» не удалось.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.